+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+
Гражданин Святой Руси
Просмотров: 395     Комментариев: 0

4 октября сего года исполнится 60 лет со дня преставления митрополита Вениамина (Федченкова; 1880–1961). Он отошел ко Господу в древних стенах Псково-­Печерского монастыря и был погребен в Дальних его пещерах — там, где лежат сотни ушедших в разные времена печерских подвижников.

А вот приехал владыка Вениамин в Печоры — из Саратова. За три года до кончины, в 1958 году. Саратовская кафедра оказалась последней в его святительской жизни — и третьей по  возвращении в  послевоенный СССР из эмиграции, после Риги и Ростова-на-Дону.

Проведя в эмиграции 27 лет, владыка Вениамин окончательно вернулся на родину в 1948 году (ранее он приезжал в  Москву на  Поместный Собор 1945  года). Вернулся, окрыляемый надеждой на возрождение церковной жизни в стране, победившей фашизм, в стране, которую он бесконечно любил, в которую мечтал возвратиться, которой всю войну, служа в Америке, помогал… И именно саратовская власть убедительно доказала престарелому митрополиту, что надежда была, скажем так, преувеличенной. Эта власть не успела облегченно вздохнуть после кончины епископа Вениамина (Милова), любимого и почитаемого народом по сей день, как ему на смену прибыл другой Вениамин — бывший глава военного духовенства армии барона Врангеля, ни больше ни меньше…

«По моему глубокому убеждению, в лице митрополита Вениамина мы имеем дело с плохо замаскированным врагом Советского государства и народа», — писал саратовский уполномоченный по делам религии В.Ф. Филиппов председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при Совмине СССР Г. Г. Карпову. В своем отчетном докладе за второе полугодие 1957 года тот же уполномоченный сообщал: «С таким митрополитом, каким является митрополит Вениамин, добиться того, чтобы Церковь делала то, что нам политически выгодно и целесообразно, нельзя». Это самые показательные цитаты; подробно о той травле, которую устроили в Саратове митрополиту Вениамину, можно прочитать в статье тамбовского историка Ростислава Просветова «Я  таков и  теперь, каким был прежде» (ее можно найти на сайте Саратовской митрополии www.eparhia­saratov.ru). Хотелось бы порекомендовать читателям и  книгу Ростислава Просветова «Жизненный путь митрополита Вениамина (Федченкова)» («ЛитРес», 2021). На сей день это самое полное жизнеописание русского архипастыря.

Что же касается литературного наследия владыки Вениамина, даже краткий его обзор в газетную полосу не вместишь, потому остановлюсь на том, что стало наиболее значимым лично для меня. Очень важной оказалась в свое время книга «О вере, неверии и сомнении». В ней владыка рассказывает о своем собственном пути к полной, свободной от рассудочного сомнения вере. Этот путь не был, оказывается, простым, хотя внешне представляется неуклонным: светлое церковное детство в окружении глубоко верующих и любящих людей, затем духовное училище, семинария, академия, монашеский постриг, священство, служение на ниве церковного образования, наконец, епископство… Но на самом деле, духовный путь монаха Вениамина пролегал через горнило сомнений. Детская, простая органичная вера — она ведь не на всю жизнь: в один прекрасный день человек из нее вырастает, как из детской одежки, и «переодеться» непросто. Гордый ум, претендующий на роль верховного судии, предлагает человеку ничего не принимать на веру, отвергать то, что не поддается анализу. Однако возможности ума ограничены. Умом Бог не постигается, Он открывается сердцу — сердцу человека, который, как пишет владыка Вениамин, «сроден по духу своему Христу Богу». Познание человеком Бога происходит по мере того, как Сам Господь озаряет обращенного к Нему человека Своим светом — «во свете Твоем узрим свет». Осознав это, человек приходит к разумной вере, и ей уже не грозят искушения сомневающегося рассудка.

Необходимо сказать о трудах владыки Вениамина, посвященных православному богослужению. «Размышления о двунадесятых праздниках» составляют двухтомник. Владыка задает вопрос, что такое богослужение вообще, ради чего мы собираемся в храме, и отвечает, что богослужение есть «ответный дар человека в благодарность воплотившемуся Спасителю». Размышления святителя Вениамина о праздничных службах не похожи на семинарские лекции. Автор подходит к предмету не с позиции знающего, который сейчас сообщит нечто незнающим, а, напротив, с некоего нуля, с полного смирения человека перед Божественной тайной, которую он не может раскрыть, но на которую может указать храмовое богословие — богослужение. Его записки о богослужении можно назвать дневником сердца. Они переполнены удивлением и радостью. И каждому из нас полезно перед очередным церковным торжеством прочитать то, что писал о нем владыка Вениамин.

Перейдем к бесценным историческим свидетельствам митрополита Вениамина — к его воспоминаниям. И здесь нельзя не остановиться на книге «Божьи люди» — в некоторых изданиях она носит название «Лики Святой Руси». Автор рассказывает о людях, с которыми он встречался и которые составляли именно ее — Святую Русь предреволюционной эпохи; многие из них стали исповедниками в эпоху безбожную. Перед нами чередой проходят светлые лица: знаменитые на всю Россию Оптинские старцы, святой праведный Иоанн Кронштадтский, священномученик Вениамин (Казанский) — и безвестные приходские священники, странники и безмездные врачи, деревенские «чернички», избравшие девство и молитву; и монахи, и благочестивые труженики­крестьяне, первые из которых, любимые, незабвенные — родители Ивана Федченкова, он же митрополит Вениамин…

Так что же, погиб этот мир? Нет. Вот что писал владыка Вениамин, тогда митрополит Алеутский и Североамериканский, в 1945 году, после упомянутой уже нами поездки на родину, на Поместный Собор; статья «Мои впечатления о России» была опубликована журналом Московской Патриархии:

«Русь и теперь Святая. Да, и теперь я могу без всяких сомнений утверждать: жива православная вера в русском народе. И не только в “простом” народе. Я десятки и десятки интеллигентных людей встречал за этот короткий четырехнедельный срок, сознательных и глубоко верующих христиан. Я почти повсюду видел их. И вообще, пришел к несомненному убеждению, что не только в отдельных личностях, но и в широчайших толщах народа — вера жива и растет».

И даже те, кто считает себя сознательными материалистами, чувствуют интерес к религии, тянутся к людям веры, задают им вопросы… и оказывается, что диалог вполне возможен и взаимополезен. Об этом — книга «Беседы в вагоне», написанная владыкой Вениамином в период управления Ростовской епархией.

И наконец — о книге «На рубеже двух веков», которую митрополит Вениамин считал «своим нравственным долгом перед Родиной». С размышлениями автора о страшной эпохе русской истории согласны не все. Кто-то не в силах принять утверждение о том, что революция совершилась по воле Божией, кого-то коробит критика Белого движения; кто-то просто привык воспринимать историю очень однозначно. Но следует помнить: духовник армии барона Врангеля не отделяет от Белого движения самого себя; он и на себя принимает часть ответственности за произошедшее в России; в своих размышлениях и выводах он честен перед Богом и перед Отечеством, которое для него всегда — что бы в нем ни происходило! — Святая Русь.

Газета «Православная вера», № 18 (686), сентябрь 2021 г.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.
Материалы по теме

Недавно в Свято-­Троицкий кафедральный собор Саратова был передан фотоальбом, где запечатлены на снимках мгновения церковной жизни и многие подвижники середины ХХ века. В альбоме, в том числе, известный фотоснимок: Высокопреосвященнейший Вениамин (Федченков), митрополит Саратовский и Вольский, говорит слово с амвона небольшого семинарского храма во имя преподобного Серафима Саровского в учебном корпусе на Университетской улице

Просмотров: 1021
Комментариев: 1