+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Чтобы остров был обитаемым
Просмотров: 682     Комментариев: 0

Хвалынск — старинный городок на севере Саратовской области, среди меловых гор и лесов. Он пахнет яблоками и волжской свежестью. Местные жители говорят, что здесь хорошо провести детство и старость, а вот в промежутке между этими порами делать в Хвалынске нечего. В последние десятилетия становится очевидным, что это судьба всех провинциальных городов России — бесперспективность, медленное вымирание. Однако эти города рождают людей, которые не хотят с такой перспективой мириться.

В 1967 году под водами Саратовского водохранилища исчезло прекрасное село Сосновый Остров, находившееся посередине Волги напротив Хвалынска. Для хвалынцев это была большая потеря — Сосновый Остров считался частью города, с него, собственно, и началась история Хвалынска. Этот поистине райский уголок был местом отдыха жителей города и его гостей, плодородная почва острова давала богатый урожай, а воды Волги рядом с ним изобиловали рыбой.

Совсем недавно в Хвалынске и далеко за его пределами снова заговорили о Сосновом Острове, но не о селе уже, а о фонде «Сосновый остров», созданном с целью сохранения историко-культурного наследия Хвалынска и Хвалынского района. Его основатель и генеральный директор — уроженец Хвалынска, историк, краевед и режиссер-документалист Алексей Наумов. Такое название фонду он взял в честь затопленного когда-то острова. Зачем? Чтобы помнили…

Алексею Наумову 32 года. Он режиссер, кандидат исторических наук, автор целого ряда книг: «Земли Хвалынской храмы», «Русский крест графа Медема», «Графы Медемы — хвалынская ветвь», «Мой Хвалынск», «От Покрова до Крестовоздвижения: история одного храма». Как и большинство молодых людей провинциального городка, Алексей в свое время уехал туда, где были перспективы для роста и развития. С 2009 года жил в Москве. Работал редактором художественно-производственного отдела в Российском фонде культуры, который возглавляет Н. С. Михалков; затем — начальником сектора по связям с общественностью и СМИ в Российском институте стратегических исследований при администрации Президента. Трудился и в Институте наследия имени Лихачева старшим научным сотрудником. В период своей столичной жизни Алексей снимает документальный фильм «Медем» о своем земляке, прославленном в сонме новомучеников и исповедников Церкви Русской, — графе Александре Медеме. У фильма сложилась яркая фестивальная история — в России и за рубежом он получил награды, его транслировали федеральные и региональные телеканалы нашей страны и Сербии.

И вот, находясь в расцвете своих возможностей, Алексей бросает все и возвращается в родной волжский городок.

— Алексей, почему Вы приняли такое решение — вернуться на малую родину?

— Моя связь с малой родиной не прерывалась, она очень глубокая — здесь столетиями жили мои предки, здесь живут мои родители. Я никогда не воспринимал столицу как место, где бы я хотел осесть: не скапливал здесь вещи, да и свой рабочий кабинет не обставлял. Я всегда знал, что карьере и накоплению благ предпочту свободу выбора, мобильность и любимое дело — служение своему городу. Поэтому, когда пришло время создавать свою семью и ждать пополнения, решение было одно: первые шаги мой сын должен сделать здесь, на Волге, а не в съемной московской хрущевке. Я считаю, что молодым людям просто необходим вылет из гнезда: они должны принимать новое, питаться знаниями, расширять картину мира, обзаводиться друзьями и профессиональными контактами. Но важно так же, чтобы в их сознании присутствовала доля ответственности за место, в котором они родились и где в труднейших условиях живут люди. Современные коммуникации сделали мир очень доступным, и малые города в ближайшее время будут становиться популярными для проживания молодежи, которая способна работать на удалёнке, которая объездила полмира и проявляет интерес к собственной стране. Это движение идет медленно, но мощно. То тут, то там в нашей стране появляются «места силы», и таковыми их делают не волшебники, а обыкновенные люди с горячими сердцами и гражданской позицией.

Я вернулся в город, где меня никто не ждал как специалиста. Поэтому пришлось заняться разведением кур, что давало мне не только новый опыт, но и определенную свободу. Этот ресурс я тратил на защиту исторического и культурного наследия города. Например, в 2016 году удалось спасти бывший старообрядческий Успенский собор на Черемшанах, который во время реконструкции санатория «Пещера монаха» правительство области собиралось снести. На тот момент я был один против целой системы, было жутко от формулировок официальных ответов, от моих земляков, которые убеждали меня в том, что я — абсолютное зло, которое мешает «развитию» и исполнению установок свыше. Потом подключилась старообрядческая община, а решающую помощь оказал Вячеслав Викторович Володин. В итоге здание собора мы отстояли, а позже и вернули верующим. И это здорово. Жаль, конечно, что я кому-то испортил настроение, не дал реализоваться в полной мере грандиозным планам по уничтожению храма, разгневал сердца. Но воистину — не в силе Бог, а в правде. Надеюсь, что эти люди поймут когда-нибудь, от чего их уберегли.

— Как Вам пришла идея создать этот фонд — «Сосновый остров»?

— Создать фонд мне предложил Вячеслав Викторович Володин после очередного моего призыва помочь что-то спасти. Так мы начали большую работу. С другой стороны, фонд — это логическое продолжение моей многолетней деятельности. Еще в юности я самостоятельно ездил по селам и собирал предметы старины, передавал все в музеи города, и рад тому, что меня не увлекло коллекционирование, что это не стало тем, над чем бы я чах… Это важно и, думаю, в полной мере соответствует моим установкам о внутренней свободе — независимости от вещей. Будучи студентом, я находил деньги на изготовление мемориальных досок и вешал их по городу, а в 2013 году удалось вернуть площади Карла Маркса историческое имя — Соборная. На это ушло пять лет! И очень здорово, что идея была поддержана настоятелем Крестовоздвиженского храма протоиереем Виталием Колпаченко и прихожанами — мы сделали это вместе.

— Алексей, в чем особенность фонда? Расскажите о его деятельности.

— У нас много фондов, которые имеют социальную направленность, но очень мало тех, которые бы по-настоящему занимались спасением культурного наследия. И еще меньше тех, которые не просто спасали бы наследие, а задумывались бы над воспитанием человека, восстановлением его исторической памяти. Я глубоко убежден, что мы — искалеченная нация, нация, в которой большевики практически уничтожили идентичность, культурные коды. Наш человек утратил почву — связь со своей землей и культурой. Он не знает народных песен, танцев, из его жизни ушли знания о национальной вышивке, деревянных орнаментах на домовой резьбе. Он никак не связывает себя с наследием, часто оно для него просто обуза. Отсюда у нас решения о сносе исторических зданий, отсюда — повсеместный демонтаж старых наличников и использование взамен них сайдинга… Человек не виноват изначально в том, что у него отсутствует спрос на высокую культуру, ибо национальная культура была низвергнута до, простите, уровня клубного балагана с ряженными в непонятно какие костюмы, размалеванными горластыми бабами, которые исполняют, порой даже неплохо, попсу. Национальной культурой и ее трансляцией сегодня занимаются этнографы и узкие специалисты, что уже немало, при желании нам есть откуда напиться.

Наши проекты обращены к человеку и среде, в которой он живет. Мы помогаем музеям, библиотекам, издаем книги, заказываем проектные работы по реставрации храмов, восстанавливаем могилы известных хвалынцев, создаем туристические маршруты с информационными стендовыми конструкциями, проводим выставки.

Например, наш стартовый проект — выставка «От Покрова до Крестовоздвижения: история одного храма» — был посвящен 70-летию возобновления церковной жизни в Хвалынске. Мы рассказали людям об истории общины, как она пережила годы богоборчества и возродилась. В это же время вышла моя книга с таким же названием.

Мы создали и открыли «Хвалынскую тропу К. С. Петрова-Водкина» — это 13 навигационных и информационных стендов, которые установлены на местах, связанных с художником: где он родился, крестился, учился, жил. Теперь каждый житель и турист сможет составить себе маршрут по городу самостоятельно и будет иначе воспринимать наши места. Наш фонд помог заменить экспозицию в Доме-музее К. С. Петрова-Водкина, создать граффити площадью 170 кв. м с изображением старой Волги с Сосновым Островом и уничтоженной большевиками Никольской церкви… Мы возвращаем городу утраченные образы, мы восстанавливаем и создаем ментальную связь человека с местом и его (нашей) историей.

 

Сердце Хвалынска: возрожденный Крестовоздвиженский храм, памятник Кузьме Петрову-Водкину и картина прежнего города Эти таблички не дадут забыть о прошлом

 

Также мы создали вывески-дубли с историческими названиями улиц. Это очень специфический проект, и мы готовились к его серьезному отторжению обществом, но реакция жителей города оказалась, скорее, положительной. Мы восстанавливаем историческую память, и наши земляки вовлечены в этот процесс. Не каждый пойдет в музей, но каждый ходит по улицам и обязательно обратит внимание на то, что мы делаем. Это важно.

Еще одним направлением нашей деятельности является проект «Живая история» — мы снимаем на профессиональное оборудование воспоминания старожилов Хвалынска, ветеранов Великой Отечественной войны, сохраняем для истории события: хвалынский базар, праздники, мероприятия. Это то, что в дальнейшем можно транслировать, монтируя и публикуя в Интернете. Это как запечатанная капсула с посланием потомкам.

 

Подарок фонда «Сосновый остров» Хвалынской православной гимназии — изображение Архангела Михаила по эскизу Петрова-Водкина «Том Сойер Фест» — сохранение облика старого дома

 

В новом корпусе гимназии мы создали роспись «Архангел Михаил» по эскизу К. С. Петрова-Водкина, который он сделал в 1916 году для церкви в Бари. Архангел Михаил — это небесный покровитель Хвалынска, который раньше назывался селом Архангельским (Сосновый Остров тож). Первый собор был освящен именем святого, а в Казанском соборе один из приделов был освящен во имя Архангела Михаила. Собор разрушили в 1937 году, небесного покровителя забыли. А мы вернули его, да еще и по эскизу выдающегося земляка, да еще и в учебное заведение — тоже зона воспитания человека и гражданина.

Абсолютную радость испытываю от фестиваля восстановления исторической среды «Том Сойер Фест» в Хвалынске. Суть проекта — вовлекать в процесс сохранения средовой застройки волонтеров, превращая работу в праздник: мы выбираем старый дом, который нужно спасать, и начинаем его косметический ремонт, на площадке устраиваются лекции, концерты, вечера, чаепития, приятные беседы. Движение «Том Сойер Фест» возникло в Самаре в 2015 году. Название родилось из эпизода всем известной книги Марка Твена о приключениях Тома Сойера и его друзей. Помните? Тетя Полли решает наказать Тома за плохое поведение: заставляет его белить забор. Хитрый мальчишка выдает наказание за привилегию: в итоге к ведерку с известкой выстраивается очередь из мальчишек, готовых заплатить любую цену, лишь бы поучаствовать в ответственном и интересном деле.

В этом году в мероприятии приняли участие уже двенадцать городов России. «Сосновый остров» выбрал уникальный объект в Хвалынске — деревянный жилой дом, украшенный необыкновенной резьбой. Этот дом требовал срочного ремонта. У хозяев денег не было, с одной стороны, это и к лучшему — по крайней мере, они не убили дом сайдингом. Теперь мы его спасли силами волонтеров из Вологды, Москвы, Санкт-Петербурга, Балакова, Саратова, Самары, Тольятти, Казани. Приходили работать и хвалынцы, особенно молодежь. За три месяца мы не просто спасли дом, но и восстановили одну из характерных малых архитектурных форм Хвалынска — крылечко. «Хвалынские крылечки» стали отдельным проектом, который победил в рамках грантового конкурса «Культурная мозаика малых городов и сел» Фонда Тимченко. Подобных крылечек в городе было около 300, а до наших дней ничего не осталось. Это наш ренессанс. Это наш хвалынский бренд, код, гордость и краса.

— А как реагируют на столь необычную затею жители города? Они понимают, поддерживают вас?

— Многие говорят, что мы ерундой занимаемся. Некоторые из говоривших уже изменили свое мнение. Но сила правды — это мощный фундамент, на котором можно твердо стоять. Правда — она в том, что мы делаем город красивее. Если у человека есть мозги, он это понимает и принимает. А если их у него нет, то что сделаешь?

Кое-кто нам говорит, что лучше бы мы дороги отремонтировали. Приходится объяснять людям про уставную деятельность, привлеченные внебюджетные средства, про то, наконец, что мы, по сути, делаем людям подарки — то есть что мы могли бы этого и не делать. Что же, лучше было бы? И конечно, говорим про гражданскую позицию. Гражданин — двигатель всего. Хочешь хорошие дороги — создавай движение, формируй локальное сообщество, требуй, митингуй, пиши, защищай то, что тебе дорого. Это здорово, но мало кто способен посвящать этому свою жизнь и время.

Место захоронения купцов Михайловых, отцов-основателей Хвалынска— Какие еще интересные проекты реализует Ваш фонд?

— Мы восстанавливаем могилы наших земляков. На старообрядческом кладбище мы вытащили из ям гранитные надгробные плиты купцов Михайловых. Это — отцы-основатели Хвалынска, которые строили церкви и богадельни, благоустраивали город и дали путевку в жизнь Кузьме Петрову-Водкину. Их склепы были разорены в годы советской власти, на дне проваленных склепов уцелело два надгробия — Льва Кузьмича Михайлова и семьи Ивана Кузьмича Михайлова. Мы соорудили мемориал из этих надгробий, и теперь это место, где можно поклониться замечательным людям нашей земли, прочитать и запомнить их имена.

На другом хвалынском кладбище есть уникальный исторический памятник — могила военнопленных австро-венгерской армии, жертв Первой мировой войны. Это единственное сохранившееся захоронение на территории Саратовской области с аутентичными надгробными камнями. Этот участок был практически уничтожен в период с 2010 по 2014 год. Только в 2014 году удалось остановить это разрушение. Тогда и возникла идея создать мемориал. Было много переписки с различными организациями, и московскими в том числе, которые должны были этим заниматься, но ответа не было. В итоге благодаря средствам фонда мемориал все-таки был установлен.

Еще мы заказали проект реставрации Спасо-Преображенского храма в исчезнувшем селе Новоспасском. Этот полуразрушенный храм — уникальный образец классицизма — высится сейчас в чистом поле. Но он не забыт людьми: на престольный праздник сюда съезжается много народу, уроженцы села, их потомки, в стенах храма совершается богослужение. В этой церкви служил в свое время святой — новомученик Владимир Пиксанов, и мы не можем допустить, чтобы храм просто развалился. Наш проект позволит максимально точно восстановить его исторический облик.

Наш фонд реализовал проект «Хвалынские холмы: музей­конструктор». Его цель — это развитие туризма в селах Хвалынского района. Механика проекта такова: турист знакомится с историческим наследием сел Хвалынского района и картой района с помощью информационных щитов, расположенных в Хвалынске, составляет маршрут своего путешествия по району. В селах с помощью щитов турист знакомится с более полной информацией о местных природных и культурных достопримечательностях.

Впервые в этом году знаменитый фестиваль документального кино «Соль земли», который проходит в Самаре, приехал в гости к нам в Хвалынск. Этот кинофорум собирает на Самарской земле документалистов из самых удаленных уголков России и стран ближнего и дальнего зарубежья. В Хвалынске прошел творческий вечер артистки Валентины Талызиной и мастер-классы известных режиссеров. В этом году наш фонд смог финансировать прибытие участников фестиваля в наш город, и такие события вдыхают в Хвалынск новые силы и новую жизнь.

— Алексей, Вы являетесь идейным центром фонда, но кто же наполняет его финансовую часть? А какая у Вас команда фонда, или Вы — «один в поле воин»?

— Средства мы получаем от частных жертвователей и из грантовых проектов. Что же касается «одного в поле воина» — так было сначала: я один трудился месяца два. Потом понял, что ту работу, которую я затеял, потянуть одному физически очень сложно: со дня основания фонда, а именно с марта 2017 года, я работаю без выходных, днем и ночью. Но теперь у меня появилась помощница — это Ирина Летягина. Она родилась в Хвалынске, закончила МГУ и работала юристом в Москве, занималась волонтерскими проектами, объездила весь мир и… тоже вернулась в Хвалынск. Вдвоем с Ириной мы справляемся. А фонд постепенно обрастает людьми, желающими потрудиться на благо Отечества.

— И все-таки, Алексей, Вам не поступали новые предложения о работе в Москве? Не было ли соблазна вернуться туда? Там ведь столько перспектив, возможностей. Не то что в Хвалынске.

— Предложения поступали, но я категорически отказывался от них. Там и так пятая часть населения живет, а здесь работы непочатый край. Я понимаю, что проблема малых городов очень остро стоит в России. Но думаю, что проблема эта в головах. В России сложился стереотип, что успешный человек — это тот, который зарабатывает много денег, имеет много дорогих вещей, а следовательно, живет в большом городе, где есть высокооплачиваемая работа. То есть успех определяется возможностью потреблять и иметь средства потребления. Жизнь в селе или маленьком городе противоположна этому стереотипу. Рассуждая о перспективах малых городов, мы должны говорить о перспективах изменения мышления. В малых городах есть воздух, вода, земля — все, необходимое для жизни. Здесь нет крупных торговых центров и дорогих бутиков. Ну что ж, каждому — свое. Проблемы с работой? Не думаю. Те, кто хочет работать, работают — занимаются садоводством, пчеловодством, кроют крыши, ставят заборы, делают маникюр, стригут, заводят скотину, птицу, делают сыры, масло, творог… Проблема одна — найти свою нишу и изменить представления об успехе и счастье, быть вне глобалистских установок. В Хвалынске, например, с каждым годом увеличивается поток туристов. Эта экономическая отрасль требует нового продукта: от оригинальных, связанных с местом сувениров и туристических маршрутов до местной гастрономии.

— Тенденция к централизации ресурсов — финансовых и людских — в крупных городах губительна для городов малых. И хуже всего, что эта тенденция поддерживается федеральным центром. Неужели Вы считаете, что деятельность Вашего фонда способна остановить этот процесс распада?

— Наша деятельность направлена на то, чтобы сознание людей менялось. И мы видим плоды своей деятельности, видим, как повышается спрос на культуру, и убеждаемся, что движемся в правильном направлении. Люди начинают понимать, что и в маленьких городах есть воздух, и здесь можно и нужно жить, можно  реализовать себя. Опять же очень хорошо действует личный пример — вот Ирина, моя помощница, она зарабатывала хорошие деньги и вернулась на родину ради других ценностей, нематериальных. Окружающие люди видят это и начинают задумываться. Я считаю, что сейчас общество наше — на новом этапе развития. Я наблюдаю много таких примеров, когда люди бросают все и едут на малую родину спасать храмы.

Нам, конечно же, необходимо искать новые формы существования малых городов. Мы, хвалынцы, можем позиционировать себя как город-музей, как туристический центр, можем использовать свое пограничное положение с Самарской областью, как-то взаимодействовать.

— Вы сказали уже, что наш человек утратил почву, что он оторван от культуры, от традиции, что восстановить эту связь очень трудно. А что все же дает Вам надежду на возрождение? Ведь не одна же только Ваша деятельность…

— Дело в том, что глобальные трагические события революций, войн, репрессий ХХ века привели к огромным утратам для русской культуры. Была уничтожена элита, разрушены устойчивые исторические связи людей. Но! Не удалось разрушить самый главный легитимный институт, сохранявший духовные основы национального менталитета, — это Церковь. И Церковь способна воспитать новое поколение национальной мыслящей элиты, вернуть народу аутентичные качества и дать обществу объединенную здравую силу, способную к самоорганизации.

Фото из архива фонда «Сосновый остров»

Журнал «Православие и современность» № 41 (57)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.