+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Чтобы мы понемногу становились красивыми
Просмотров: 288     Комментариев: 0

«Мы даже не представляем, какими красивыми нас сотворил Господь, и как грех отнял эту красоту. Увидит это только тот, кто во Христе, кто идет за своим Спасителем по узкому земному пути. Каждый христианин должен уподобиться Христу — Богочеловеку. Для этого Господь и отдает нам Себя, Свое Тело и Свою Кровь; для этого — чтобы мы стали новым народом, новым Израилем — создана и Церковь».

Проповеди и беседы протоиерея Андрея Лемешонка помогают мне именно тогда, когда я — не просто сил не нахожу в себе на христианскую духовную жизнь, а даже и в возможность ее для меня верить перестаю. Не мне одной, полагаю, знакомо это ощущение тщетности усилий: твердишь-твердишь себе, что нужно смириться, довериться Богу, во всем видеть Его спасающую руку… А на деле не получается у тебя ничего. Психика иначе реагирует, перестроить ее — то есть всю себя перестроить — огромный труд; а кто тебе, такой вот неперестроенной, прямо сейчас поможет?

Отец Андрей помогает: читая его, я чувствую (не «понимаю», а именно сердцем чувствую), что я не одинока и мои усилия не тщетны. И те слова, в которых, если подойти формально, нет ничего принципиально нового — сразу становятся руководством ко внутреннему действию, пусть и не великому. «Терпением нужно запастись, — читаю я у отца Андрея, — и не искать легких путей. Все, что дается легко и без борьбы, не ценится. Поблагодарим Бога за то, что имеем сейчас, будем беречь и ценить это и потихонечку, осторожно идти вперед. В духовной жизни не спрячешься за семью замками, потому что дьявол-то нас видит. Не застынешь без движения, потому что, расслабившись, потеряв контроль над собой, вновь окажешься в греховной яме».

Проповеди отца Андрея создают ощущение руки, протянутой мне навстречу. Вот как бывает на море: ты пытаешься выбраться из бурных волн на скользкий камень, и вдруг кто-то это видит, подбегает и протягивает тебе руку, помогая, таким образом, твоему собственному усилию. И так же слова белорусского священника часто поддерживают меня в моих усилиях, в том, что я сама для себя нахожу, до чего я пытаюсь докарабкаться: «Важно найти свободу в Боге, иначе мы никогда не вырвемся из круга мирских забот». А я ведь не раз думала о том, как она важна, эта свобода, неуязвимая и органически связанная с доверием к Нему! «Непрестанная память о Боге помогает избежать многих ошибок». Действительно, всмотрись повнимательнее в причины своей ошибки — и увидишь, что изначально предприняла нечто, о Боге не вспоминая и не молясь. А нужно, оказывается «…продумывать каждый свой шаг, чтобы он не уводил, а приводил нас к Богу…».

Книги отца Андрея помогают человеку в самом трудном: принять обстоятельства своей жизни такими, какие они есть. Принять не тупо, не поневоле, не так вот — «Ну что ж теперь, ничего не поделаешь…». Принять как посланное тебе Самим Богом средство к твоему очищению, просвещению и спасению. Чтобы не было с нами, как с тем больным, который «…просит у Бога помощи и не понимает, что его болезни и скорби — и есть помощь».

Отец Андрей, как мне кажется, находит нужный тон в самом трудном и самом неотложном из всех возможных разговоров пастыря с пасомым — в разговоре о грехе. Он помогает понять, что покаяние — это не просто перечисление «дежурных» грехов на исповеди; это прозрение, и прозрение страшное. Вот почему пастырь задает нам вопрос: «Хотим ли мы, прозрев, увидеть себя и ближнего такими, какие мы есть на самом деле? Это непросто, потому что это требует смирения и веры в то, что Бог может все исправить, исцелить, освятить». Покаяние — это боль, но это и «радость души, идущей навстречу Господу; это вера в любовь Божию, которая все прощает и принимает каждого».

Слушая или читая отца Андрея, мы учимся находить связь меж собственными душевными состояниями, в которых мы подчас готовы винить кого угодно, — и грехом: «Едва лишь мы позволяем греху войти в нас, коснуться нашего внутреннего человека, и вот, сердце — уже немирное, и жизнь наша — уже мучительна. Поэтому Господь и обращается к нам: …научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Мф. 11, 29). Вот только не надо роптать, что, мол, не хватает ни сил, ни условий, чтобы жить с Богом. Каждый из нас, в каких бы он ни находился обстоятельствах, может открыть свое сердце Богу и доверить Ему свою жизнь. Главное — каяться и без устали бороться с грехом в себе, никого не обвиняя в своих бедах и искушениях».

Ад и Рай мы подчас воспринимаем как нечто бесконечно от нас далекое, то, что мы все равно не в силах себе представить; а того, что находится за пределами его воображения, человек не боится и не радуется этому. Не отсюда ли — бедность, сухость и одновременно — легковесность, беспечность нашей внутренней жизни? «Ад и Рай начинаются для нас уже здесь, на земле, — говорит отец Андрей, — когда мы видим во всех людях Бога и любим своих врагов — это начало Рая. А когда человек живет без Бога, не зная, ради чего он живет, жизнь становится преддверием ада».

«Любить человека непросто…» Прочитав начало фразы, я останавливаюсь и перебираю в уме все свои «непросто», все проблемы и конфликты с окружающими меня людьми. Потом читаю дальше: «Бог не всегда бывает с нами, потому что мы не удерживаем Его в нашем греховном теле, мыслях, жизни. Мы опять спотыкаемся и падаем, а вставать нелегко: самолюбие, тщеславие, самомнение часто не дают нам осознать, что мы без Бога — ничто. Нам кажется, что мы все знаем, и все у нас получается. Но с этой иллюзией мы расстаемся, когда нас касается любовь Божия…»

…Что вставать, поскользнувшись, нелегко — сущая правда, думаю я, вновь прервав свое чтение; сорвавшись, поссорившись, накричав — встать совсем даже нелегко… А вот касалась ли меня любовь Божия?.. Наверное, касалась, если мне понятны дальнейшие слова отца Андрея: «…тогда мы прозреваем и скорбим о той замкнутости, оторванности, изоляции, в которой находимся, подчиняясь греху и живя в нем».

Читая книги отца Андрея, я оказываюсь в таком пространстве истины, где все мои проблемы учтены; для каждого моего вопроса готов ответ; в каждой своей беде, в каждой боли я могу найти утешение и укрепление. И я чувствую себя в этом пространстве… как дома. Собственно, это и есть наш дом — не книга как таковая, нет, конечно, а именно то пространство истины, в которую она вводит.

Но почему же у отца Андрея получается так помогать людям, оказывать на них такое воздействие? Ведь, как уже сказано, ничего нового в его беседах и проповедях нет. Ничего в них нет такого, чего нельзя было бы найти у святых отцов, у позднейших духовных писателей…

Одна моя знакомая спрашивала: «Зачем вы ходите в церковь каждое воскресенье? Там ведь всё одно и то же, ничего нового». Я в ответ попыталась ей объяснить, что это «одно и то же» каждый раз становится для меня новым личным, внутренним событием. Не всегда ярким: иногда чуть заметным, как дальняя звездочка на небосклоне, но таким же реальным, как она. В христианстве вообще нет ничего нового, если так рассуждать: две с лишним тысячи лет всё одно и то же. Просто это «одно и то же» бездонно и дает человеку непрестанное обновление — обновится, яко орля, юность твоя (Пс. 102, 5). Но чтобы этот процесс в человеке шел, ему нужна помощь. Эта помощь человека человеку — она сама по себе уже чудо каждый раз. «Правильные слова» — они ведь могут и просто скользить по поверхности сознания и не вызывать ничего, кроме унылого вздоха: «Да верно всё это, конечно, только…». А если не скользят, если человек принимает эти слова, и загорается ими, и изменяется под их воздействием — это чудо и тайна; трудно понять, как это происходит, но ведь любовь — она такая и есть, она тайна всегда.

Протоиерей Андрей Лемешонок — духовник уникального монастыря. Свято­Елисаветинская обитель в Минске — совсем молодая, она выросла из движения милосердия, из сестричества: творя добро, сестры всё лучше видели Бога, и у них возникало стремление отдать себя Ему целиком, без остатка. Сегодня Свято­Елисаветинский монастырь — одно из немногих мест, куда может обратиться человек, потерявший все: семью, дом, социальный статус, человеческий облик. При обители существуют подворья, где живут, трудятся и вновь обретают себя эти люди, причем как мужчины, так и женщины. Действует патронажная служба — для больных, за которыми некому ухаживать; сестры работают в психиатрических больницах, психоневрологических интернатах. Делается еще много добрых дел, а главное — совершается Божественная литургия. И после нее люди вновь слышат голос пастыря:

— Если человек ищет Бога, он Его и находит. Когда поиск Бога превращается в смысл всей жизни, тогда Бог открывает Себя, тогда человек начинает жить в присутствии Бога, тогда Пасха — Воскресение Христово — становится реальным состоянием души.

Газета «Православная вера» № 15 (588)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.