+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Бескомпромиссный миротворец
Просмотров: 262     Комментариев: 0

29 июня этого года исполнилось сто лет со дня мученической кончины священномученика Гермогена, епископа Тобольского и Сибирского. Большая часть его архипастырского служения связана с Саратовской епархией. В памяти саратовцев остались и просветительские проекты владыки Гермогена, и его дела милосердия, и его стойкая консервативная позиция противления любому культурному явлению, если оно развращает народ.

Священномученик Гермоген (в миру Георгий Ефремович Долганев) с детства отличался глубокой религиозностью и выдающимися способностями в области светских наук. Перед тем как окончательно сделать выбор монашеского пути, он окончил юридический факультет Новороссийского университета, а затем прослушал дополнительно курс математического и историко-филологического факультетов, после чего поступил на историческое отделение Санкт-Петербургской Духовной Академии. В 1890 году, в возрасте тридцати двух лет, он принял монашеский постриг и через два года был рукоположен в сан иеромонаха.

Кто выгнал Джугашвили?

 

После окончания академии святитель Гермоген был назначен инспектором, а затем, в 1898 году, — ректором Тифлисской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита. Это было нелегкое место служения: семинаристы в Тифлисе в то время вовсе не отличались ни кротостью, ни набожностью.

В Тифлисской семинарии произошел малозаметный инцидент, который имел далеко идущие последствия для истории нашей страны: будучи ректором, архимандрит Гермоген отчислил нерадивого семинариста Иосифа Джугашвили, не явившегося на экзамены.

Конечно, святитель не ограничивался «полицейскими» мерами для наведения порядка. Он широко развернул миссионерскую работу — в частности, основал епархиальное миссионерское духовно-просветительное братство, члены которого шли с проповедью в самые запущенные в религиозно-нравственном отношении места города Тифлиса.

Среди отпадения

 

Время, проведенное святителем Гермогеном на Саратовской кафедре, пришлось на суровые годы Первой русской революции и на время, когда интеллигенция в Российской империи всё больше и больше отпадала от Бога. Владыка Гермоген сделал всё для того, чтобы вернуть народ в лоно Православной Церкви. В борьбе с секулярным духом века сего святитель не жалел себя и не шел ни на какие компромиссы с совестью, вследствие чего прослыл жестким консерватором.

Основой его церковной деятельности была Божественная литургия. Она начиналась в половине восьмого утра и заканчивалась иной раз около двух часов пополудни. Архипастырь молился так благоговейно и трепетно, что многие прихожане не могли сдержать слез. Владыка служил строго по уставу и к тому же призывал саратовское духовенство. Он знал по опыту, что благоговейное служение у престола Божия само по себе, помимо проповедей и душеполезных бесед, может помочь многим его пасомым сохранить веру Христову в дни испытаний.

А уже после Литургии начинались труды строителя и проповедника. За десять лет служения Преосвященного Гермогена на Саратовской кафедре было построено свыше пятидесяти храмов. Среди них — церковь во имя преподобного Серафима Саровского. Свято-Серафимовский храм был построен на народные средства и считается одним из первых в мире храмов, освященных во имя этого святого.

Особое внимание владыка уделял миссионерской деятельности среди сектантов и старообрядцев, а также миссии среди простых людей, формально не порвавших связи с Православием, но дезориентированных пропагандой атеизма и разврата. При нем открывались воскресные школы для детей и взрослых, регулярно проводились христианские беседы, которые предварялись кратким молебном и перемежались духовными песнопениями. Они были настолько популярны, что часто зал, где они проходили, не мог вместить всех желающих.

Много трудился Преосвященный Гермоген и на ниве дел милосердия. В 1903 году он основал Христо-Рождественское братство взаимопомощи ремесленников и фабрично-заводских рабочих. В начале 1906 года при редакции «Братского вестника» святителем был учрежден Комитет по оказанию помощи голодающим Саратовской епархии.

Этот архипастырь был истинным миротворцем. Когда в Саратове в 1905 году начались революционные волнения, он каждый день совершал Божественную литургию и горячо молился о том, чтобы народ одумался, чтобы прекратилось кровопролитие. А потом — встречался с рабочими, беседовал с ними, вникал в их проблемы. Усилия владыки Гермогена не пропали даром: беспорядки в городе сошли на нет.

Низвержение кумиров

 

В 1908 году вся так называемая прогрессивная общественность с невероятной помпой отмечала 80‑летие Льва Николаевича Толстого. В Саратове власти решили назвать именем писателя общеобразовательную школу. Этому начинанию со всей свойственной ему энергией воспротивился владыка Гермоген. Да, Лев Толстой литературный гений, но он еретик, а любое восхваление еретика, как бы высоко он ни стоял на общественной лестнице, было для святителя равносильно отречению от Христа во имя идола земного. С такой же бескомпромиссностью он выступал против кощунственных театральных постановок пьес Леонида Андреева — кумира тогдашней молодежи, против яркой, но чуждой духу христианства публицистики Д. С. Мережковского и других апологетов «нового религиозного сознания», которые свободно жонглировали именем Господа, но не хотели иметь ничего общего с «официальной Церковью», как они с презрением называли Православную Церковь.

Власти Саратова боялись прослыть мракобесами, а потому на все попытки святителя Гермогена остановить поток кощунств, который исходил от деятелей искусства Серебряного века, блистательного и прельстительного в прямом церковном смысле этого слова, отвечали отказом.

«Прогрессивная общественность» за выступления владыки против культурных кумиров возненавидела его лютой ненавистью. Саратовская журналистика обрушила на него потоки гнусной клеветы, прямой лжи, безумных слухов, которые нервировали людей, приводя в смущение и клир, и паству.

Дух века сего неумолимо вел Россию к той черте, за которой она просто переставала быть. Святитель Гермоген был одним из немногих, кто видел, как далеко уже пройден этот путь погибели.

Распутин и диакониссы

 

В 1912 году Преосвященный Гермоген впал в немилость у императора Николая II, был смещен с Саратовской кафедры и помещен, если не сказать заточен, в Жировицкий монастырь.

Формальным поводом к отставке стала непреклонная позиция святителя в вопросе присвоения сестрам Марфо-Мариинской обители права именоваться диакониссами, а также введения чина заупокойного богослужения для инославных христиан — он был против и того, и другого, видя в первом подражание протестантизму, а не возрождение древнего чина, а во втором — урон чистоте веры. Но многие исследователи его жизни полагают, что истинной причиной его отставки стал острый конфликт с Григорием Распутиным, в котором святитель Гермоген видел угрозу для монархии в России.

В Жировицком монастыре будущий священномученик пробыл вплоть до Первой мировой. Потом он был переведен в подмосковный Николо-Угрешский монастырь, где его застала революция.

Претерпевший до конца

 

Новая власть — Временное правительство — увидела в сосланном архиерее жертву царского режима. Его освободили и спешно поставили на Тобольскую кафедру. Надо ли говорить, что человек, не боявшийся ни Толстого, ни Распутина, не склонился перед безбожной властью узурпаторов? В то время, когда многие будущие мученики за Христа ликовали от падения монархии и начала «новой небывалой эры», владыка Гермоген сохранял трезвость рассудка.

На Тобольской кафедре он делал то же, что и всегда: молился, миссионерствовал, помогал страждущим. Здесь же он примирился с бывшим императором и будущим страстотерпцем Николаем Романовым. Они взаимно испросили друг у друга прощения за все обиды, вольные и невольные.

Особое попечение святитель имел о фронтовиках, которые были «распропагандированы», как тогда говорили, большевиками в духе атеизма. Забота епископа о духовном состоянии солдат приводила советскую власть в бешенство — как, впрочем, и всё, что он делал для своей паствы.

15/28 апреля 1918 года бесстрашный архипастырь возглавил крестный ход, в котором участвовало всё городское духовенство и тысячи мирян. Сразу же после шествия владыка был арестован. Начался его путь на свою Голгофу: заточение в Екатеринбургской тюрьме, смерть от рук большевиков его ближайших друзей — все, кто хлопотал об освобождении архиерея, оказались под арестом, и через несколько дней брат владыки протоиерей Ефрем Долганев, священник Михаил Макаров и присяжный поверенный Константин Минятов были расстреляны. Затем — этапирование в Тюмень, мрачный трюм парохода  «Ермак», пароход «Ока», на котором его повезли обратно в Тобольск. Но ступить на твердую землю святителю было уже не суждено. Большевики утопили его в реке, привязав к шее тяжелый камень.

До последней своей минуты священномученик творил молитву. Несмотря на старания безбожников, останки святого не были утрачены. Они оказались выброшены на берег и 3 июля 1918 года были обретены и погребены крестьянином села Усольского Алексеем Маряновым. Затем, после прихода войск адмирала Колчака, тело святого было доставлено в Тобольск. Останки подвижника были встречены многотысячным крестным ходом. Пять дней они пребывали в кафедральном Софийско-Успенском соборе, после чего были погребены в склепе, устроенном в Иоанно-Златоустовском приделе этого храма.

В Свято-Троицком соборе города Саратова находится ковчег с частью мощей священномученика Гермогена, к которому могут прийти помолиться верующие саратовцы и гости нашего города.

Газета «Православная вера» № 13 (609)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.