+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Никола на Еруслане
Просмотров: 2419     Комментариев: 0

Село Дьяковка Краснокутского района — одна из южных точек на карте Саратовской области, отсюда недалеко до границы с Волгоградской. Чтобы успеть хотя бы к концу литургии, которую служит здесь в Свято-Никольском храме его настоятель священник Димитрий Шевченко, выезжать из Саратова нужно затемно.

Едем долго. Поднимающееся из-за горизонта солнце слепит глаза, зажигает искорки на скованных морозом и занесенных снегом степных просторах. Ветер гонит по дороге легкую поземку. Мелькают названия населенных пунктов: Пробуждение, Безымянное, Золотая Степь, Пушкино...

Нам нужен указатель на Красный Кут. От районного центра до Дьяковки остается не больше 30 километров. Заметно меняется ландшафт — скудные голые лесопосадки прерываются, и дорога устремляется вдоль хвойного леса. Сосны здесь растут реликтовые. Установленные вдоль дороги таблички сообщают проезжающим, что дьяковский лес имеет статус памятника природы. Подъезжаем к селу — храм видно издалека. Он тоже памятник. Объект культурного наследия области.

Храм во имя святителя Николая Чудотворца. Фото Д. Елистратова Храм во имя святителя Николая Чудотворца был построен в 1824 году тщанием местного жителя Ивана Ивановича Дьякова. Благодаря ему село получило не только храм, но и свое название. До того оно называлось Березняки. Основанное переселенцами из Покровской слободы (сейчас город Энгельс), в XIX веке оно было одним из самых крупных сел в Заволжье. Население увеличивалось с каждым годом — если в 1859 году здесь проживало чуть более двух тысяч человек, то в 1910 году число жителей составило семь с половиной тысяч. Ярмарки в селе проходили трижды в год: Никольская в мае, Успенская в августе и Казанская в октябре. Храмов было два: старый Никольский и новый — во имя Александра Невского. Его построили в 1910-м, до наших дней он не сохранился.

Свято-Никольский храм тоже был сильно изуродован советским временем. В 30-е годы колокольню храма разобрали, утварь растащили, а здание приспособили под нужды колхоза. В годы войны здесь квартировал воздушно-десантный батальон. Затем устроили дом культуры, куда молодежь, крещеная в этом храме, стала ходить в кино и на танцы. В конце 90-х годов храм в полуразрушенном состоянии был возвращен вновь образованному приходу.

Шанс вернуть церкви исторический вид — один из тысячи — появился в 2004 году, когда благодаря помощи депутата Госдумы Вячеслава Володина храм был включен в инвестиционную программу и получил необходимые на первое время средства. Теперь его восстанавливают уже за счет областного бюджета. Ему повезло: в соседней с Красным Кутом Логиновке храм с уникальной архитектурой погибает. Его заваливающаяся колокольня для многих — привычная часть пейзажа. А ведь еще несколько лет назад этот храм тоже можно было бы спасти…

Мы подъезжаем к дьяковскому храму. Выходим из машины, осматриваемся. В храме трудится бригада кровельщиков из Балакова. Возглавляет ее Александр Дорофеев.

Бригада делала купол для колокольни храма, теперь делают главку на центральный купол. Для этого из листа оцинкованного железа с нитрид-титановым покрытием, похожим на позолоту, вырезаются ромбики — шашечки, особым образом загибаются и крепятся на каркас. Таких шашечек нужно изготовить более двухсот.

Александр рисует на снегу, как главка крепится к барабану, а барабан — к куполу. Видно, что человек — на своем месте и занят любимым делом. Не удивительно, ведь это далеко не первый его храм.

Спрашиваю, чувствуется ли разница — для храма делать кровлю или для обычного объекта.

Божественная литургия в Свято−Никольском храме. Фото Д. Елистратова— Ждете, что скажу про особую благодать? — улыбается Александр.— Да ведь так оно и есть. Обычная работа — для заработка. Сделал, получил деньги и забыл. А храм — для души и для вечности. Буду потом детям рассказывать!

Пока идет реконструкция храма, богослужения совершаются в здании бывшей библиотеки. Заходим внутрь. Литургия почти завершена. Отцу Димитрию в алтаре помогают его сыновья — Гриша и Саша. Гриша учится на первом курсе Саратовской Православной Духовной семинарии. Саша — в девятом классе саратовской Свято-Покровской православной классической гимназии.

Сегодня в храме вместе с отцом Димитрием вся его семья — матушка Марина и дочка Лиза поют на клиросе. Обстановка и правда очень теплая, домашняя. Жарко натоплена печка. Литургия закончилась, но люди не торопятся расходиться. Одна из прихожанок храма принимает поздравления с днем Ангела, настоятель вручает ей небольшой подарок.

Прихожан в храме немного. Надежный костяк — 10 человек. По большим праздникам приходит человек 20–30. Большинство — бабушки. У них — свое объяснение, почему люди не ходят в храм:

— Здесь же раньше библиотека была. Кто ж сюда пойдет? Люди говорят: как откроют настоящий храм, так мы и придем.

— Дожить бы.

— Деваться некуда.

— Доживем!

Спрашиваю, какое значение имеет храм для жизни села. Удивляются вопросу:

— Как же можно без храма?

После службы отец Димитрий ведет нас на стройку. Внутри храм выглядит значительно просторнее, чем кажется снаружи. Архитектура у него традиционная, в духе классицизма. Между трапезной и алтарной частью — перегородка из прозрачной пленки, закрывает ту часть храма, где ведутся работы. Проходим внутрь. В алтаре лежит снег, там, где должен быть купол — синее небо.

Скоро купол установят, старинную кладку покроют новой штукатуркой, и храм обретет вторую жизнь. А пока — приход живет своей жизнью. После службы рассказывают друг другу свои сны, обсуждают заботы по хозяйству, вспоминают, как жили раньше, ждут, когда достроят храм.

* * *

Из храма отец Димитрий везет нас на экскурсию по Дьяковке. У батюшки — старенькая «Нива» — самый надежный транспорт для села.

Сегодня в Дьяковке проживает 1200 человек. Из них 139 — школьники.

Кроме школы из социальных объектов в селе есть детский сад, дом культуры. В здании администрации размещаются почта и отделение сберкассы. Село кажется большим, но между домами — большие «провалы» или заброшенные, давным-давно нежилые избушки.

И все же уныния, которое чувствуется в других вымирающих селах, здесь не ощущаешь. Наоборот, понимаешь, что Бог — рядом. Белую колокольню храма видно из всех уголков села.

Конечно, сегодня многие о Боге забыли. Но польется над Дьяковкой колокольный звон — и вспомнят.

* * *

Едем с батюшкой на знаменитый Дьяковский родник. Он находится в не менее знаменитом дьяковском лесу, где живут редкие виды животных. В дьяковских степях можно встретить дрофу. В селе есть люди, которые занимаются разведением этой исчезающей птицы. Собирают по полям кладки яиц, а вылупившихся птенцов потом продают в Германию.

Возле родника растут крымские сосны. С мягкими лапами. Их высадили здесь в середине 50-х годов прошлого века. Думали — не приживутся. Климат другой. Но соснам понравилась песчаная заволжская почва, и они обильно начали произрастать на берегах речки с красивым названием Еруслан. На речке еще видна замерзшая иордань.

* * *Семейные хлопоты. Фото Д. Елистратова

Едем к батюшке домой обедать. Этот дом — исторический. Когда-то в нем была приходская школа при храме Александра Невского — втором сельском храме, разрушенном в шестидесятых годах. Тогда же на месте храма посадили сосны в несколько рядов — из окна дома отца Димитрия видно, как ветер качает их верхушки. Совсем недавно на месте разрушенной церкви был установлен Поклонный крест, он тоже хорошо виден из окна дома.

Матушка Марина суетится на кухне. Дети помогают, накрывают на стол в большом зале. Здесь еще стоит, упираясь в потолок, наряженная четырехметровая елка. Ее подарил приходу Свято-Никольского храма местный лесхоз. Но в бывшей сельской библиотеке елка не уместилась. А в бывшей церковно-приходской школе — в самый раз.

* * *

После обеда беседуем «о жизни». Батюшка рассказывает о том, каким был его путь к храму.

В середине 90-х годов выпускник саратовского политеха молодой инженер Дмитрий Шевченко трудился на восстановлении Покровской церкви в Саратове, а жена его Марина, с которой они вместе работали на заводе «Корпус», гуляла вокруг храма с коляской.

Между прочим, это был исторический момент: небольшой группе добровольцев под руководством настоятеля храма протоиерея Василия Стрелкова удалось невозможное — поднять на церковь двадцатидевятитонный купол. Без крана, без вертолета, своими руками — по старинке. С помощью лебедки и веревок.

У отца Димитрия сохранились уникальные фотографии — он на самом верху купола. В то время ни батюшка, ни матушка не думали о том, как скоро изменится их судьба.

Владыка Александр (Тимофеев), рукоположивший в 1997 году инженера во диакона, а через шесть дней — во священника, показал ему точку на карте области: «Вот сюда поедешь служить».

Легко сказать — поедешь. И Дмитрий, и Марина — потомственные горожане, в деревне и не бывали никогда. Из городской квартиры им пришлось переезжать в мазанку общей площадью 30 метров. С тремя детьми, старшему из которых было шесть, а младшей не исполнилось и года. Носить воду из колонки, топить печку дровами — все премудрости сельской жизни постигали уже на месте. Стирка была целой историей. Но гораздо больше, чем бытовые проблемы, отца Димитрия волновала возложенная на него ответственность. Ведь он даже в семинарии к тому моменту еще не учился. Ее пришлось заканчивать «без отрыва».

Батюшка и матушка не хотят жаловаться, не хотят, чтоб в них видели героев. Хотя в первое время им приходилось буквально выживать. Это сейчас сельские священники получают от епархиального управления зарплату — небольшую, но постоянную. В прежние времена им предлагалось кормиться исключительно за счет прихода. А как прокормишься, если в приходе не больше десяти пенсионерок?

Голодать не голодали, говорят батюшка с матушкой, только иногда в доме не было вообще никакой еды. Выручала рыбалка.

— Благочинным тогда у нас был отец Владимир Семашкин,— вспоминает отец Димитрий.— Он все время шутил: когда поймаем — едим рыбу, а когда не поймаем — едим то, на что ловили.

В первый месяц жизни в Дьяковке дети заболели коклюшем — все сразу. От кашля их рвало, приходилось спать урывками, дежурить у кроваток по очереди.

Зато с какой радостью дети погрузились в деревенскую жизнь! В городе им разрешалось гулять только под строгим маминым присмотром. А здесь — полное раздолье. Лес, речка, чистый воздух, родниковая вода. В городе младший сын Саша болел астматическим бронхитом. В Дьяковке приступы почти прекратились.

Фото Дениса ЕлистратоваСейчас о том времени отец Димитрий и матушка Марина вспоминают с улыбкой. Мальчишки и вовсе не помнят трудных времен. Они с удовольствием вспоминают свое детство и, учась в Саратове, на каникулы рвутся домой.

В свой новый дом — бывшую приходскую школу — семья священника переехала два года назад. После саманной избушки он казался огромным — с высокими потолками, тремя спальнями, залом и кухней. Наличие газа и воды колоссально облегчило жизнь. Но семья до сих пор никак не привыкнет к большому пространству и все время собирается то в одной из комнат, то на кухне. Утреннее и вечернее молитвенное правило тоже читают вместе.

За разговорами день незаметно переходит в вечер. Нам пора возвращаться. На пороге спрашиваю батюшку, не хочется ли ему снова вернуться в Саратов.

— В Саратов? — удивляется отец Димитрий.— Нет. Еще многое надо здесь сделать. А вы обязательно приезжайте к нам летом! Летом у нас очень хорошо — грибы, рыбалка!

Обещаю приехать. Хочется еще раз погреться у настоящего семейного очага, услышать, как звенит в воздухе сельского дома растворенное в нем счастье.

Ольга Новикова
Журнал "Православие и современность" №10 (26) 2009 год

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.