+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Доброта должна быть… профессиональной
Просмотров: 2870     Комментариев: 0

Если видишь перед собой доброго человека, нужно быть очень осторожным.

Сама по себе доброта еще не говорит о человеке ничего хорошего. Добрые люди творят зло ничуть не реже, чем злые. Доброта — это лишь признак, который характеризует намерения человека, а сфера намерений и сфера действия очень часто существуют параллельно друг другу.

Дмитрий Соколов-МитричПредставьте себе, что добрый, но непрофессиональный человек садится за руль. Или начинает управлять котельной. Или, не дай Бог, государством. Что получится? Катастрофа. Зло.

У меня есть один хороший знакомый, который занимается благотворительностью. Он помог тысячам людей. При этом многие считают его человеком грубым, черствым и не душевным. Если бы за его работой наблюдал иностранец, который не знает русского языка, он бы мог подумать, что мой приятель занимается не благотворительностью, а бизнесом. Да так оно, в сущности, и есть. «Что бы ты ни делал,— говорит этот человек,— если ты начинаешь делать это всерьез, ты начинаешь заниматься бизнесом. Будь то добыча нефти, продвижение нанотехнологий или помощь инвалидам. И то, и другое, и третье требует собранности, хладнокровия и эффективности усилий. Иначе — будь ты хоть тысячу раз матерью Терезой, результата не достигнешь».

Этот самый человек терпеть не может «добрых людей». Они постоянно напрашиваются к нему в соратники, а он регулярно их отшивает — или сразу, или после первого же опыта сотрудничества. Остаются единицы.

— Ты не представляешь, сколько вскрывается всякой грязи, когда эти люди начинают тебе помогать,— говорит мой «недобрый» друг.— Девяносто процентов тех, кто к нам набивается в волонтеры,— это люди, которые за счет благотворительности хотят решить какие-то свои проблемки. Или самим себе что-то доказать, или окружающим, или сбежать от тягот семейной жизни, или еще что-нибудь. Благотворительность — как митинг. Притягивает огромное количество неадеквата.

Доброта должна быть… профессиональнойНедавно к моему собеседнику пришла девушка в платочке и с горящими глазами. Умоляет: возьмите меня в свою песочницу, а то мне без добрых дел жизнь не мила. Он вообще-то таких сразу разворачивает, но тут почему-то дрогнул, решил дать шанс. В первую же неделю новобранка всю контору поставила на уши. Каждую секунду — какие-то идеи, планы, проекты. «Может, ты для начала хотя бы просто поработаешь? Без шума и треска?» — пытается вразумить ее начальник. Но нет, не может. А тут еще выясняется, что у нее трое детей дома сидят брошенные, муж бесится, свекровь разрывается между работой и внуками. А родная мама занимается благотворительностью, мир спасает. Естественно, пришлось с ней очень скоро расстаться.

— Мне легче нанять безыдейного профессионала, чем организовать что-то путное из таких вот благих намерений,— продолжает мой друг.— Тут, по крайней мере, я ставлю человеку задачу — и он ее выполняет. Да, он работает за деньги, но это не значит, что он работает равнодушно. Ему нравится это дело, он проникается нашей общей миссией, а тот факт, что за его доброе дело ему платят, делает его дисциплинированным, позволяет смотреть на себя со стороны, повышать свои способности. Психология профессионала более продуктивна, чем психология волонтера.

Самое смешное, что зачастую не любят моего приятеля не только разочарованные в нем «добрые люди», но и сами облагодетельствованные. Инвалиды, дети-сироты, матери-одиночки.

— У меня позиция такая: я вам помогаю не для того, чтобы вы всю жизнь требовали помощи,— говорит этот странный благотворитель.— Я вам помогаю, чтобы в какой-то момент вы покинули эту группу ущербных, стали полноценными людьми, которые сами способны решать свои проблемы. Если ты воспитанник детдома, мы поможем тебе найти работу, снимем тебе на первые полгода жилье, будем морально и материально поддерживать. Одолевают какие-то трудности — звони в любое время суток. Но если через полгода мы понимаем, что не в коня корм — то извини-подвинься. Лучше мы свои усилия обратим на других — кого еще можно спасти по-настоящему.

Доброта должна быть… профессиональнойЯ не могу сказать, что во всем согласен с этим человеком. Я видел много очень толковых волонтеров и дурных «профессионалов». В том числе и таких, которые успешно паразитируют на Церкви. Не далее как месяца два-три назад я ездил от одной околоцерковной организации в пресс-тур в Сербию. Освещать дружбу православных народов. Организовывали поездку бывшие комсомольские работники, а ныне «профессионалы», работающие с Церковью, видимо, по той причине, что больше их никуда не берут. Поездка была организована так замечательно, что пришлось вернуться в Россию досрочно и за свой счет — оставаться дальше означало себя не уважать. С журналистами работали сотрудники, которых даже к клиентам вытрезвителей допускать нельзя. Каким образом они оказались людьми, представляющими Русскую Православную Церковь? Наверное, благодаря каким-то очень добрым людям, которые не смогли отказать старому знакомому или просто человеку, оказавшемуся в беде.

Профессионал — не обязательно означает «чужой, идеологически не близкий человек». Профессионалом человека делает не диплом вуза, не принадлежность к какой-либо организации и даже не сторонний, хладнокровный взгляд на поставленную задачу. Профессионализм — это опыт. Умение дорожить своей репутацией. Ориентация не на процесс, а на результат. Список достигнутых целей. И не важно, кто его достигал — человек в галстуке, платочке или рясе. Среди священников и монашествующих я видел немало грамотных менеджеров, хотя они и не являются таковыми де-юре. А уж сколько случайных людей с красивыми должностями и профессиями в рядах профессионального «офисного планктона» — знает любой житель большого города. Сейчас, во время кризиса, многие такие «профессионалы» окажутся на улице и начнут атаковать всех знакомых и полузнакомых «добрых людей», в том числе и в околоцерковных структурах.

Для того чтобы окружить себя профессионалами, священнослужителям нужно обладать лишь одной профессией — умением видеть людей. Как правило, они их видят. Регулярный опыт исповеди — лучшая школа человековедения. Но не всегда удается человеку отказать. Не всегда получается не идти на поводу у «неправильно понятой доброты». Придется.

Дмитрий Соколов-Митрич
Журнал "Православие и современность" № 8 (24) за 2009 г.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.