+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Под кровом преподобного
Просмотров: 7783     Комментариев: 0

Материалы к биографии архиепископа Пимена (Хмелевского) 1957–1965 годы

Архимантдрит Пимен – Наместник Свято-Троице-Сергиевой Лавры. 1964 годВ сердце Русской Церкви — Лавре великого угодника Божия преподобного Сергия, игумена Радонежского,— удостоился долгое время предстоять Господу будущий саратовский архиепископ Пимен (Хмелевской). Вначале он обучался здесь в стенах Московской Духовной Академии, затем преподавал катехизис в Московской Духовной семинарии. После служения в Святом Граде в должности Начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Пимен в 1957 году возвращается под сень Свято-Троицкой обители. Здесь впервые уже в качестве кормчего церковного корабля ему доводится напрямую столкнуться с реалиями взаимоотношений Церкви и советского государства. Он много трудится для укрепления иноческой жизни Лавры и завершает свое богословское исследование, посвященное трихотомичному наличию в человеке духа, души и тела, его троичности.

В своей работе «Благотворное влияние Лавры Преподобного Сергия на формирование пастырского самосознания у воспитанников духовных школ» архимандрит Пимен написал: «Множество богомольцев — сотни, тысячи, иногда десятки тысяч — стекаются из отдаленных уголков нашей великой Родины, чтобы почерпнуть здесь „живую воду” из неиссякаемого животного источника благодати Божией, чтобы насладить свою душу молитвою у цельбоносной раки Преподобного Сергия, чтобы сложить здесь, в обители мира и покоя, греховное бремя с своей мятущейся души. <...> Богомольцы стекаются к Преподобному отцу Сергию не ради праздности и любопытства, не с целью простого путешествия или интересного развлечения. Они идут, движимые большой силой сердечной веры, той веры, которая является основой всякой религиозной жизни, средством ко спасению человеческой души...»[1].

Указом Святейшего Патриарха Алексия от 12 ноября 1957 года архимандрит Пимен (Хмелевской) назначен Наместником Троице-Сергиевой Лавры, сменив архимандрита Пимена (Извекова), хиротонисанного 17 ноября 1957 года в Успенском кафедральном соборе г. Одессы во епископа Балтского, викария Одесской епархии, а впоследствии ставшего Святейшим Патриархом Московским и всея Руси (1971–1990).

 

«Канцелярия Московской Патриархии.
12.XI.1957 г.
№ 1747.
Москва Г-34, Чистый пер., 5.
Тел. Г 6-63-84.
Пом. Наместника Троице-Сергиевой Лавры Архимандриту Пимену.

Канцелярия Московской Патриархии сообщает Вам резолюцию Его Святейшества:

„1957 Нб. 12. Помощник Наместника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры Архимандрит Пимен (Хмелевский) назначается Наместником Лавры с сего 12 Ноября.

О вступлении в должность ему следует донести мне в Одессу.

Да благословит Господь, по молитвам Преподобного Игумена нашего Сергия, его служение в святой Обители Преподобного. Патриарх Алексий”.

Управляющий делами Московской Патриархии протопресвитер Н. Колчицкий»[2].

Бланк телеграммы:

 

«Копия.
13/XI-1957.
Куда: Одесса Успенский монастырь патриаршая дача
Кому: Святейшему Патриарху Алексию

Резолюцию Вашего Святейшества о назначении меня наместником Лавры получил глубоко тронут оказанным доверием к исполнению обязанностей приступил начав их молитвою за братским молебном у раки Преподобного. Принимая тяжелое послушание прошу укрепляющих молитв Вашего Святейшества — великого преемника игумена Сергия преданный послушник архимандрит Пимен»[3].

Записка будущего Святейшего Патриарха Пимена (Извекова) архимандриту Пимену (Хмелевскому). Саратовский епархиальный архив (СЕА). Ф.1.Оп.3 №д.Д.1.Л.80.С 1957 по 1965 год отец Пимен — Наместник Троице-Сергиевой Лавры. 20 декабря 1957 года был подписан акт о сдаче-приемке архимандритом Пименом принадлежащих Троице-Сергиевой Лавре храмов, жилых зданий, денежных средств и материальных ценностей[4]. В 1957 году в составе братии Лавры находилось 85 человек: помимо наместника, было 6 архимандритов, 7 игуменов, 21 иеромонах, 13 иеродиаконов, 1 схииеродиакон, 1 диакон, 8 монахов и 27 послушников[5].

Несмотря на большую слабость здоровья, еще не окрепшего после палестинского климата, отец Наместник сразу стал постоянно служить братский молебен в 5.30 утра. Проживал он тогда в лаврском корпусе № 3, кв. 4, а в его приемной, находившейся у Святых ворот, с прекрасной библиотекой, перебывало огромное количество гостей Лавры. Личная библиотека помещалась здесь вплоть до 1971 года, когда Владыка Пимен перевез ее в Саратов.

Сообщение о резолюции Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I о назначении Наместником Свято-Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Пимена (Хмелевского). (СЕА). Ф.1.Оп.3 №д.Д.1.Л.81.В период пребывания в Лавре происходит знакомство отца Пимена с представителями отечественной и зарубежной творческой интеллигенции, посещавшими эту великую святыню русской земли. Общение со многими из них длилось потом всю его жизнь, в их числе художники Рокуэлл Кэнт, Илья Глазунов, Александр Бенуа, музыкант Мстислав Ростропович, композитор Бенджамен Бриттен, оперные исполнители Александр Огнивцев, Галина Вишневская, поэт Алексей Марков, писатели Корней Чуковский, Иван Соколов-Микитов, Анастасия Цветаева, Владимир Солоухин. Завязывается обширнейшая переписка, которая только увеличивалась в объеме вплоть до последних дней жизни. Так, однажды он записал в Дневнике: «Заканчиваю пасхальные поздравления: по СССР — 150, заграницу — 58, другие — 67».

В 1957–1959 учебных годах архимандрит Пимен преподавал пастырское богословие в Московской Духовной Академии на первом, втором и третьем курсах. В декабре 1957 года подал стипендиатский отчет «Христианское учение о духе, душе и теле по трудам епископа Феофана и епископа Игнатия Брянчанинова». В нем он отстаивал трихотомические взгляды епископа Феофана Затворника (Владыка Пимен дожил до прославления его в 1988 году в лике святых): «Великой отеческой любовью, заботой о спасении, заботой о духовной жизни веет от наставлений преосвященного Феофана, неизменно разделяющего внутреннюю жизнь человека на три сферы: дух, душу, тело. <...> И если бы потребовалось кратко дать ответ на вопрос: что такое духовная жизнь, то ответ был бы таков — это путь ко спасению. А если бы был задан вопрос: в чем состоит путь ко спасению? — последовал бы ответ: в духовной жизни, в возрастании человека в духе, в господстве духа над душой и телом. Святитель Феофан говорит: «Когда удовлетворяются духовные потребности, то они научают человека поставлять в согласие с ними удовлетворение и прочих потребностей, так что ни то, чем удовлетворяется душа, ни то, чем удовлетворяется тело, не противоречит духовной жизни, а ей пособствует,— и в человеке водворяется полная гармония всех движений и обнаружений его жизни — гармония мыслей, чувств, желаний, предприятий, отношений, наслаждений. И се — рай!..»[6].

Экскурсию по Лавре для иностранных гостей проводитархимандрит Пимен. Напереднем плане – секретарь Ученого совета МДА профессор протоиерей Алексий Остапов. Конец 50-х – начало 60-х годов. Фото из архива А.А.ЯковлеваПо отзыву ректора Московской Духовной Академии протоиерея Константина Ружицкого, язык отца Пимена четкий, литературный, изложение безупречное за малыми исключениями. «К числу недостатков работы отца Пимена следует отнести его отклонение от основной темы, желавшего показать, какое влияние на епископа Феофана имели выводы естественных наук и философии. Архимандрит Пимен в философии Лейбница склонен видеть некоторые следы учения Православной Церкви»[7].

В феврале 1958 года отец Пимен прочитал пробную лекцию «Благотворное влияние Лавры Преподобного Сергия на формирование пастырского самосознания у воспитанников духовных школ». Советом Московской Духовной Академии в заседании от 19 февраля 1958 года (Журнал Совета № 6, утвержденный Его Святейшеством, Святейшим Патриархом Алексием 6 марта) решено было ходатайствовать пред Святейшим Патриархом об утверждении архимандрита Пимена в звании доцента с освобождением от необходимости читать вторую лекцию[8]. В этом звании он был утвержден Святейшим Патриархом Алексием 27 марта 1958 года[9].

Орден Антиохийской Церкви св.ап.Петра и Павла I и II степени. СЕА. Фото А.Ф. МирошниченкоВ июне 1958 года отец Пимен был приглашен Блаженнейшим Патриархом Антиохийским и всего Востока Александром III в сирийский город Дамаск[10] и был награжден орденом Антиохийской Церкви святых первоверховных апостолов Петра и Павла I и II степени.

В конце октября 1959 года отец Пимен совершил паломническую поездку в Почаевскую Лавру[11].

15 ноября 1959 года Святейший Патриарх Алексий I благословил введение в действие Устава Троице-Сергиевой Лавры, составленного наместником архимандритом Пименом (Хмелевским) и одобренного 6 ноября Духовным Собором Лавры[12]. Отец Пимен также перерабатывает чин монашеской исповеди, приспосабливая его к нашему времени[13].

15 декабря 1959 года по личной просьбе вдовы Анны Михайловны Флоренской он отслужил панихиду по отцу Павлу Флоренскому, скончавшемуся, как сообщил незадолго до этого Невский ЗАГС г. Ленинграда, 15 декабря 1943 года (точная дата расстрела — 8 декабря 1937 года — стала известна только в 1989 году). После службы отец Пимен у себя долго беседовал с вдовой и детьми отца Павла и в дальнейшем поддерживал с ними добрые отношения.

Рукописное распоряжение Святейшего Патриарха Алексия Фото А.Ф. МирошниченкоК этому периоду относится его общение со святителем-песнотворцем Афанасием (Сахаровым) (1887–1962). 3 января Владыка Афанасий отвечает архимандриту Пимену: «Глубоко благодарен Вам за Ваше предстательство пред Святейшим священноархимандритом Лавры о разрешении мне служения в родной Лавре. <...> Думаю, если Бог благословит и если с Божией помощию буду жив и здоров, после Крещения побывать в родной Лавре, поклониться Великому Авве нашему, помолиться в храмах, усладиться беседою усты к устом с Вами и с благоговейными иноками, коими не скудна и ныне обитель Сергиева»[14]. После ходатайства архимандрита Пимена епископ Афанасий 7 марта 1959 года отслужил в Лавре Божественную литургию.

Архимандрит Пимен несколько раз навещал его дома в поселке Петушки, привозил ему деньги на лечение, переписывался с ним. Как сказано в житии святителя-исповедника: «Любя Лавру преподобного Сергия, Владыка неизменно находил братское внимание и участие у ее наместника архимандрита Пимена (Хмелевского). За несколько дней до блаженной кончины владыки Афанасия из Лавры приехали наместник архимандрит Пимен [Хмелевской], благочинный архимандрит Феодорит [Воробьев] и духовник игумен Кирилл [Павлов], что очень обрадовало Преосвященного. Это было 24 октября, в канун пятидесятилетия его монашеского пострига, когда он уже был в очень тяжелом состоянии[15].

Вспоминает Н.С. Фиолетова: «Владыка ободрился, оживился и обрадовался. Первый вопрос был к отцу наместнику:

Икона с частицей мощей святителя Афанасия (Сахарова), хранящаяся в Саратовском Свято-Никольском мужском монастыре. Фото А.Ф. Мирошниченко— А как у Вас там дела?

— Все хорошо,— ответил отец наместник.

— Ну, слава Богу,— говорит Владыка.— А как выше?

Я пояснила отцу наместнику, что Владыка беспокоится о Патриархе.

— Тоже все хорошо, — ответил отец наместник.

Перекрестился Владыка и сказал:

— Ну, слава Богу.

Потом каждого благословил, крепко обнял и поцеловал со словами “Спаси вас Господи”»[16].

После кончины русского агиографа епископа Афанасия (Сахарова), последовавшей 28 октября 1962 года, архимандрит Пимен посетил место его упокоения.

В 1960 году Святейший Патриарх благословил восстановить в МДА кафедру логики и занять ее доценту архимандриту Пимену (Хмелевскому), который, собственно, и был инициатором ее возобновления. По 1965 учебный год он преподавал логику в Московской Духовной Академии на первом курсе.

 

«Копия.
Его Святейшеству, Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию
Наместника Троице-Сергиевой Лавры, доцента Московской Духовной Академии архимандрита Пимена.

Прошение

В связи с предполагаемым моим возвращением осенью 1960 г. в корпорацию преподавателей Московской Духовной Академии (после годового перерыва из-за болезни) почтительнейше прошу ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО благословить мне преподавание ЛОГИКИ, преподав одновременно Ваше указание в Учебный Комитет о восстановлении этого предмета в Московской Духовной Академии, которая исключила его несколько лет тому назад из своей программы по причине отсутствия соответствующего преподавателя (в Ленинградской Д[уховной] Академии ЛОГИКА есть и теперь).

В основу преподавания полагаю учебник логики проф. Г. И. Челпанова[17] по одиннадцатому изданию (1946 г. огиз), воспроизведенному с десятого издания 1918 года. В учебнике — 24 главы, занимающие 135 печатных типографских страниц. <…>

Думаю, нет необходимости подчеркивать большую важность этого предмета для всякого человека, получающего высшее образование, в том числе и для священнослужителя.

Нижайший послушник Вашего Святейшества (Архимандрит Пимен)»[18].

29 января 1960 года последовала резолюция Его Святейшества: «В Учебный Комитет. Сочувствую восстановлению в Академии кафедры логики, а также желанию о. Пимена занять эту кафедру»[19].

Прямое преследование, а также завуалированное давление на Церковь со стороны властей, выразившиеся в хрущевском штурме Церкви, наглядно демонстрировали всю относительность свободы вероисповедания в Советском Союзе. Ярко это проявлялось даже в Троице-Сергиевой Лавре, частом месте посещения иностранных делегаций и потому бывшем для идеологического отдела партии самым «показательным» монастырем страны.

Вот один из документов, отражающих финансовое давление органов государства на насельников Лавры:

 

«11 июня 1962 г. № 107.
В Загорский Горфинотдел.

При сем возвращаю Вам платежное извещение № 39/1, как ошибочно присланное в Троице-Сергиеву Лавру. Упоминаемый Вами гр-н Хмелевской Дмитрий Евгеньевич среди прописанных по Лавре не значится.

Может быть, Вы имеете в виду имя, отчество и фамилию наместника Лавры? (Хмелевской Пимен Евгеньевич). Но и в этом случае Ваше извещение прислано ошибочно, и налог в нем начислен неправильно. Наместник Троице-Сергиевой Лавры по роду своих обязанностей не является лицом, доход которого облагается по 19 статье20.

В обязанности наместника входит: содействие Патриарху Московскому и всея Руси в его управлении Лаврой; наблюдение за сохранностью и реставрацией всемирно известных государственных памятников архитектуры; организация и проведение праздничных богослужений, возглавляемых Патриархом Московским и всея Руси, а также богослужений с участием приезжающих в СССР заграничных патриархов, митрополитов, епископов и иных иностранных духовных лиц; прием иностранных церковных и правительственных делегаций, а также отдельных иностранных государственных деятелей, дипломатов, ученых и других лиц, посещающих Лавру с целью ознакомления с культурой нашей Родины и положением Церкви в СССР, для укрепления дружеских связей с нашей страной <...>

Наместник Троице-Сергиевой Лавры Архимандрит Пимен»[21].

19 марта 1961 года архимандрит Пимен записал в Дневнике: «Вчера вечером и утром за ранней обедней арестовывали верующих в храме. Были вопли и плач. Иностранцы видели, как ко мне бежали прихожане с воплями. 20 марта. Звонил нач[альник] милиции (по вчерашнему делу). Извинялся, сказал: „Больше этого не будет”». На Пасху 29 апреля 1962 года в Лавру прибыл посол Японии. Отец Наместник записал: «Пасха. Ночью был японский посол и 14 его сотрудников. На клиросе им было страшно стоять из-за хулиганов. Какой-то бандит хотел меня ударить во вр[емя] крестного хода».

В начале февраля 1963 года произошел конфликт между начальником паспортного стола Загорского Городского отделения милиции майором Политухиным и Наместником Троице-Сергиевой Лавры архимандритом Пименом, касающийся проживания в Лавре иеромонаха Филарета (Вахромеева) (ныне в сане митрополита — Патриарший Экзарх всея Беларуси). Вот что пишет о происшедшем отец Пимен:

 

«Его Святейшеству, Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию.
Наместника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Пимена.

Рапорт

Протокол о нарушении, составленный на архимандрита Пимена. (СЕА). Ф.1.Оп.3 №д.Д.1.Л.59.9 февраля 1963 года в Троице-Сергиеву Лавру явился начальник паспортного отделения Загорского отделения милиции майор Политухин в сопровождении представителя общественности гр-на Авралёва и заполнил на меня бланк „протокола о нарушении Положения о паспортах, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 3.V.1962 года”.

В протоколе говорилось, что мое преступление состоит в том, что я незаконно „допускаю проживание в Лавре (в монастыре) иеромонаха Филарета Вахромеева (Кирилла Варфоломеевича), который имеет прописку в г. Москве”.

Мною было разъяснено, что иеромонах Филарет имеет законную постоянную прописку в Москве и что на основании этой прописки он десять лет находится при Академии и Лавре (4 года учился в семинарии, 4 года учился в Академии и 2 года работает преподавателем Академии), и никогда никаких недоразумений в связи с его проживанием в Лавре не было. Я также отметил, что о назначении Вашим Святейшеством иеромонаха Филарета на занимаемую им должность известно в Совете по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР.

Однако майор Политухин не обратил внимания на эти разъяснения, в тексте протокола оскорбительно именовал меня „нарушителем” и заявил, что иеромонаха Филарета Вахромеева надлежит немедленно удалить из Лавры.

Прошу Ваше Святейшество срочно обратиться в высшие правительственные инстанции с ходатайством о восстановлении прав иеромонаха Филарета на проживание в Лавре.

Наместник Троице-Сергиевой Лавры.
10.II.1963 г.»[22]

Конфликт закончился благополучно, а вскоре, в июне 1963 года, постриженик отца Пимена отец Филарет (Вахромеев) был назначен инспектором Московской Духовной Академии и семинарии.

Доверенность от 7 июня 1960 г. на доставление личного письма  Н.С. Хрущеву от Святейшего Патриарха Алексия I. (СЕА). Ф.1.Оп.3 №д.Д.1.Л.66.Известно, что в разгар развернувшихся в те годы с новой силой массовых антицерковных мероприятий Святейший Патриарх несколько раз направлял с личным письмом к главе государства Н.С. Хрущеву именно архимандрита Пимена.

Однако до самого Хрущева архимандрит Пимен допущен не был, и письма были переданы в Кремле чиновнику из Управления делами Совмина.

В 1963 году отец Пимен участвовал в образованной 23 января Священным Синодом юбилейной комиссии по подготовке к празднованию 50-летия архиерейской хиротонии Святейшего Патриарха Алексия I[24].

В частности, в нем сообщается о том, что «в 1961 году специальным раствором был промыт купол на Троицком соборе от покрывавшей его копоти, а также произведены частичные ремонтные работы. В соборе устроена металлическая решетка перед солеей и иконостасом. В 1963 году выполнен ряд капитальных реставрационных работ по восстановлению первоначального вида Никоновского храма. Была разобрана поздняя четырехскатная кровля, опущен на 1 м. 43 см., т.е. до первоначальной высоты, купол: удалены кирпичные накладки стен и апсид, восстановлена первоначальная форма позакомарного покрытия из листовой меди, а также раскрыт от закрывавшей его земли и капитально отремонтирован цоколь церкви. В 1964 году восстановлена заложенная ранее входная дверь с южной стороны паперти Троицкого собора, заново устроены ступени перед нею и белокаменное оформление двери».

Архиепископ Никодим (Ротов), архимандрит Пимен (Хмелевский), митрополит Пимен (Извеков) (слева направо). Троице-Сергиева Лавра, 1963 г. Фото из архива А.А.ЯковлеваВ Духовской церкви «в 1960 году произведены работы по очистке орнаментального пояса, проходящего по фасадам. С сентября по декабрь этого же года производилось восстановление звонницы и позакомарного покрытия: разобраны поздние кирпичные надкладки по стенам церкви и поздняя четырехскатная кровля, раскрыты проемы звонницы, восстановлены срубленные формы кокошников, подвешены колокола, в киоте на западном фасаде восстановлена икона “Нерукотворенный Спас”. В 1964 году произведена полная реставрация всей колокольни, которая перекрашена в голубой цвет, отремонтированы белокаменные детали, перекрыта крыша, позолочены башенные часы».

В Митрополичьих покоях с крестовой церковью святого Филарета Милостивого «в 1960 году произведена окраска фасада в более светлый тон, покрашена кровля, произведен капитальный ремонт внутренних помещений нижнего этажа. Со стороны восточного выхода из покоев на крепостную стену сооружена светелка-теремок, расписанная внутри по всей поверхности стен изображениями исторического вида Лавры в разные века, а также орнаментом и текстом тропаря Преподобному».

Последний выпуск Московской Духовной Академии при Наместнике Лавры архимандрите Пимене. 1964 год. Фото из архива А.А.Яковлева«В 1958 году восстановлена в первоначальных формах и расписана сень над фонтаном близ Обелиска. Вокруг сени благоустроена территория. Позолочен крест, увенчивающий верхнюю часть сени. Установлен крест из черного мрамора во внутренней части водосвятной чаши. В 1961 году отлиты из меди и установлены на свои места овальные доски с текстом, прославляющим героическое прошлое Троице-Сергиевой Лавры».

На протяжении лет, когда Наместником служил архимандрит Пимен, долго и тяжело происходило переселение жильцов, занимавших помещения Лавры, в новые городские дома. Это был крайне деликатный вопрос: отец Пимен даже приостановил процесс выселения, узнав, что людям власть дает плохие квартиры, и добился для них хорошего жилья[25].

Духовные труды архимандрита Пимена вполне передает «Перечень лиц, постриженных Наместником Троице-Сергиевой Лавры архимандритом Пименом (Хмелевским) в 1958–1964 годах»[26], в котором значится 64 имени. Среди этих воинов Христовых 3 марта 1961 года отцом Пименом был пострижен в иночество будущий Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Владыка Пимен вспоминал, как он тогда приезжал вместе со своим отцом — протоиереем Михаилом Александровичем Ридигером (вскоре скончавшимся) — и ночевал у него. Примечательно отметить, что и в первом, и в последнем постриге было наречено столь дорогое для Владыки Пимена имя Преподобного Сергия Радонежского, Чудотворца — небесного покровителя Свято-Троицкой обители.

Богослужение в Лавре совершает Наместник отец Пимен, 4-1 слева из служащих иеромонах Алексий (Ридигер). Троице-Сергиева Лавра, 1961 год. Фото из архива протоиерея Лазаря Новокрещеных11 октября 1964 года архимандрит Пимен записал в Дневнике: «Служил обедню в Трапезном храме. В алтаре стояли и молились три архиерея. На запричастном стихе один из них обратился ко мне с вопросом: „Куда Вас переводят? На какую кафедру?”. Я очень расстроился и у себя в покоях усердно молился о том, чтобы этого не случилось. Поздно вечером обратился к патриаршему секретарю и телохранителю Даниилу Андреевичу Остапову с просьбой разъяснить, почему ходят всякие слухи, а со мной на эту тему никто не говорит. Д. А. Остапов ответил, что Святейший Патриарх Алексий решил, что я слишком долго нахожусь в должности наместника, мне надо „расти”, и вот освобождается Саратовская кафедра, очень хорошая, старинная, и лучше всего вручить ее наместнику. Д. А. Остапов добавил: „Сначала вас хотели в Смоленск, но потом перерешили”. Я с чувством возразил, что мне абсолютно не хочется „расти” таким способом, я могу еще десятки лет служить в Лавре, и мне нравится моя служба. Остапов возразил: „Надо считаться с волей Святейшего...”»[27].

Постановлением Святейшего Патриарха и Священного Синода от 22 декабря 1964 года, № 46, по совершении наречения и хиротонии, архимандриту Пимену определено быть Епископом Саратовским и Волгоградским[28].

За два дня уже уведомленный о предстоящем решении, отец Пимен написал прошение на имя Святейшего Патриарха о том, чтобы несколько отсрочить выполнение сего постановления, поскольку он работал над магистерским сочинением, а состояние здоровья нуждалось в лечении[29].

28 декабря архимандрит Пимен посетил приемную мать Стефаниду Ивановну Голуб и рассказал ей о своих смятениях: «Она высказалась очень ясно и просто. Перекрестила меня материнским крестом и сказала: „Даю свое материнское благословение на архиерейство. Отказываться не надо”»[30].

Орден Неопалимой Купины Архиепископа Горы Синайской I, II. СЕА. Фото А.Ф. МирошниченкоНа порядке чина наречения во епископа сохранилась запись будущего Саратовского архиерея: «Благословение Святейшего Патриарха и Священного Синода быть мне Епископом Богоспасаемого града Саратова с благодарением приемлю и нимало вопреки глаголю»[31].

За Божественной литургией 10 января 1965 года в Трапезном храме Троице-Сергиевой Лавры Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием и Преосвященными Митрополитом Крутицким и Коломенским Пименом и Епископом Волоколамским Питиримом содействующу Святому Духу архимандрит Пимен (Хмелевской) рукоположен во Епископа Саратовского и Волгоградского[32].

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I при вручении жезла обратился к Епископу Пимену со следующей речью:

«Промышлением Божиим ты ныне в таинственном рукоположении Архипастырей восприял благодать Всесвятого Духа и получил власть в сане Епископа пасти Церковь Господа и Бога, юже стяжал Христос Спаситель Наш кровию Своею. <…>

Епископское служение — это подвиг; это — непрерывное попечение о спасении вверенных пасомых; непрестанная борьба с лжеучениями и со всякими уклонениями от чина церковного; всегдашнее хождение перед Богом в духе молитвы; постоянное углубление в разум Слова Божия.

Если, прияв жребий служения святительского ради спасения душ смотрению твоему вверенных, ты не отречешься понести за них труд, скорби и подвиг по образу Пастыреначальника Господа Иисуса Христа и не станешь дорожить собственным покоем, выгодами жизни и самой жизнью; если с помощью Божественной благодати возможешь о себе сказать словами св. псалмопевца: Не постыжуся внегда призрети ми на вся заповеди Божия (Пс. 118, 6), которые с такой заботливостью преподаны пастырям святым апостолом Павлом,— тогда блажен будешь: — сия бо творя и сам спасешися и послушающие тебе (1 Тим. 4, 16).

Если же будешь искать приятностей жизни, пищи самолюбию и честолюбию и ради временного благополучия приспосабливаться и приобщаться к суетным обычаям, мнениям и правилам мира сего и вознерадишь о Славе Божией и о спасении вверенных твоему водительству душ христианских,— тогда суд Церкви, в знамение праведного суда Божия, изречет о тебе, что не был ты от семени мужей онех, имже дадеся спасение, и мир и утверждение Церкви (1 Маккав. 5, 62). <…>

Орден Святого Креста II и III степени. СЕА. Фото А.Ф. МирошниченкоУтешением для тебя да послужит сознание, что не без воли Божией совершилось твое избрание на служение святой Церкви в сане епископа и что преподобный отец наш Сергий, благословивший тебе послужить в его обители не малое время, помянет твое усердие, и твою любовь к нему, и твое служение, и в дальнейшем не оставит тебя без своей помощи и благословения.

Итак, возлюбленный брат и сослужитель, возмогай о Господе, и нестесненным сердцем возноси к престолу его молитвы о помощи тебе в служении его Церкви, и приими сей жезл, как знамение силы, посылаемой тебе от Господа, и как пособие в твоем архипастырском попечении о словесном стаде, вручаемом тебе Промыслом Божиим»[33].

От имени членов Совета Московской Духовной Академии и семинарии к Епископу Пимену обратились временно исполняющий обязанности ректора МДАиС доцент архимандрит Филарет и секретарь Совета Академии профессор протоиерей Алексий Остапов:

«Ваше Преосвященство, дорогой Владыко!

В день, когда Господь призвал Вас к высшему в Церкви служению, Московская Духовная Академия и семинария сердечно поздравляют Вас с получением благодати архиерейства и молитвенно желают Вам помощи Божией и успехов на новом поприще Вашего церковного делания.

На посту Наместника Лавры Вы, Ваше Преосвященство, всегда с большой любовью относились к нуждам Духовной школы и с усердием несли свои труды, как преподаватель, а затем и как доцент Академии. Надеемся, что и в новом сане Вы не прекратите связи с воспитавшей Вас Духовной школой.

На память об Академии, ее наставниках и учащихся приимите, дорогой Владыко, св. икону, взирая на которую вспоминайте в св. молитвах Академию у Троицы и всех ее тружеников»[34].

Епископ Пимен обратился к поставлявшим его с ответным словом:

«ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО! ПРЕОСВЯЩЕННЫЕ АРХИПАСТЫРИ!

Не скрою, что постановление Вашего Святейшества и Священного Синода быть мне епископом я воспринял не только с естественным для человека смущением и страхом перед апостольской высотой Архиерейского служения (1 Тим. 3, 1–7), но и с большой грустью, возникшей при мысли о предстоящем оставлении дорогой для меня Троице-Сергиевой Лавры, в которой мне Господь судил жить и трудиться свыше 15 лет, из них семь лет — в должности наместника.

Обители Сергиевой принадлежали все мои помыслы, все сердце, все силы. Здесь в возлюбленной келии Преподобного Сергия — Московской Духовной Академии — мечтал я продолжать начатые мною богословские труды. Здесь, под кровом Преподобного, мыслил оставаться и до конца жизни, не ожидая ни наград, ни почестей, ни высшего сана.

Вот почему меня так глубоко взволновало и смутило сообщение о предстоящей архиерейской хиротонии.

Конечно, как монаху, мне следовало бы безропотно принять любое церковное послушание. Однако как наместник Лавры Сергиевой, вспомнив отказ самого Преподобного от святительского сана, я дерзнул сказать несколько слов „вопреки” и подал на имя Вашего Святейшества прошение о том, чтобы миновала меня чаша архиерейства.

И лишь когда любовь Ваша отказала мне в моем дерзновенном прошении, я воспринял это как знак неминуемого Промысла Божия.

Промысл Божий — это, по Православному христианскому учению — непрестанное действие всемогущества, премудрости и благости Божией. Это непрестанное действие Божественного Промысла я испытал на себе с юных лет. Промысл Божий сохранил мою жизнь в годы Великой Отечественной войны, когда Господь трижды отвел направленное в мою грудь смертельное немецкое оружие. Промысл Божий подвигнул мое сердце на поступление в монастырь и на пострижение в монашество в двадцатилетнем возрасте. Промыслом Божиим я принял двадцать один год тому назад сан иеродиакона и затем — иеромонаха. Промысл Божий покровительствовал мне при приобретении богословских знаний в Духовной семинарии и Духовной Академии. Промыслом Божиим мне суждено было два года трудиться на Святой Земле в должности Начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Промысл Божий привел меня и в сию Лавру — великий русский Иерусалим, священную школу Царства Божия.

Теперь Промысл Божий посылает меня на новое место церковного подвига, столь высокое и столь неизмеримо ответственное, что ныне я с еще большей силой ощущаю свое недостоинство и полную неготовность к приятию архиерейской благодати.

Однако, надеясь на продолжающееся надо мною непрестанное действие всеблагого Промысла Божия и в надежде на Ваши укрепляющие Святительские молитвы, я твердой рукой приму жезл Епископа, и здесь, пред всею Церковью, даю слово отдать всю свою жизнь на честное и самоотверженное служение Церкви Христовой, на благо нашей Родины, право правяще слово Истины (2 Тим. 2, 15) и благовествуя Евангелие Царства Божия (Мк. 16, 15)[35]».

11 января, на следующий день после хиротонии, Владыка Пимен рукоположил в сан иеромонаха Феодосия (Юсухно), а 14 января — в сан иерея Владимира Агрикова[36].

Через три дня после постановления об архиерейской хиротонии архимандрит Пимен попросил разрешить ему остаться до лета 1965 года в числе преподавателей Московской Духовной Академии, чтобы он смог довести до конца программу логики[37]. Это ему было позволено сделать, однако на выпускных экзаменах он присутствовать не смог, и их принимал уже новый преподаватель.

Духовник архимандрита Пимена архимандрит Петр, в схиме Серафим (Семеновых)Архиепископ Саратовский Пимен (Хмелевской) до последних лет своей жизни не расставался с Свято-Троицкой Сергиевой Лаврой, ежегодно посещал обитель аввы Сергия на осеннее празднование памяти Преподобного 8 октября. Регулярно исповедовался у многоопытных старцев: духовника Лавры и московских духовных школ, удостоившегося явления Пресвятой Богородицы, архимандрита Петра (Семеновых; 1878–1971)[38], незадолго до кончины принявшего великую схиму с именем Серафим, и благословившего исповедоваться у архимандрита Феодорита (Воробьева; †1973)[39], после смерти которого над саратовским архиереем творил разрешительную молитву архимандрит Кирилл (Павлов). В конце своей жизни в 1987 году Владыка Пимен сообщил в письме на имя тогдашнего ректора МДАиС (а в будущем также саратовского архиерея) архиепископа Александра (Тимофеева), что дарит Церковно-археологическому кабинету Московской Духовной Академии находившуюся в его личной собственности картину М. В. Нестерова (†1942) «Страстная седмица» (1914 г.)[40].

Архимандрит Пимен неоднократно говорил о необходимости бережного, трепетного отношения к благодатному дару предстояния Богу в совершении Бескровной Жертвы Тела и Крови Христовых. Он, в частности, объяснял важность этого на примере из жития великого печальника нашей земли: «Преподобный Сергий — это не просто подвижник, аскет, молитвенник, но это пастырь-подвижник, пастырь-аскет, пастырь-молитвенник. Это — образец истинного пастырства. Оттого и в акафисте поется: „Радуйся, честный образе агнцем и пастырем” (Икос 2); „Радуйся, добрый делателю винограда Христова” (Икос 5) <...> Когда один из его любимых учеников, преп[одобный]Исаакий, просил святого старца благословить его (на подвиг совершенного молчания), то он сказал ему: „Завтра, когда совершим Божественную литургию, стань у северных дверей, и там я благословлю тебя”. Старец Сергий желал благословить ученика после литургии, после приобщения Святых Христовых Таин, когда он ощущал в себе особенное действие благодати Божией. Это повествование поучительно для юного пастыря, который должен глубоко понять, что пастырь Христов — это раздаятель благодати Божией, а поскольку он является раздаятелем благодати Божией, он же является и ее сосудом, ее хранителем»[41].

Валерий Теплов
Журнал «Православие и современность» № 8 (24), 2008


[1] Пимен (Хмелевской), архим. Благотворное влияние Лавры Преподобного Сергия на формирование пастырского самосознания у воспитанников духовных школ. Машинопись.  Л. 4. Архив А. А. Яковлева.

[2] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 81.

[3] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 79.

[4] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 74–78.

[5] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 76.

[6] Пимен (Хмелевской), архиеп. Всегда с Богом. Саратов, 2000. С. 97.

[7] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 93.

[8] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 73.

[9] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 72.

[10] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 71.

[11] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 68.

[12] Голубцов С., протодиак. Троице-Сергиева Лавра за последние сто лет. М., 1998. С. 154. http://www.stsl.ru/history/xx/xx.htm

[13] Мурылев Александр, свящ. Записки об эпохе архиепископа Пимена // Пимен (Хмелевской), архиепископ. Всегда с Богом. Саратов, 2000. С. 16–17.

[14] Молитва всех вас спасет. Материалы к жизнеописанию Святителя Афанасия, епископа Ковровского. М., 2000. С. 536–537.

[15] Житие святителя Афанасия, епископа Ковровского, исповедника и песнописца. М., 2000.

[16] Н.С. Фиолетова — келейница епископа Афанасия (Сахарова) в последние годы его жизни. Молитва всех вас спасет. Материалы к жизнеописанию Святителя Афанасия, епископа Ковровского. М., 2000. С. 142.

[17] Георгий Иванович Челпанов (1862–1936 гг.), психолог и логик, основатель и директор первого в России Московского психологического института (1912–1923), автор трудов по экспериментальной психологии. Его учебник логики выдержал 9 дореволюционных переизданий и удостоился премии Петра Великого, после опубликования в сокращенном виде в 1946 году учебник не переиздавался в советское время.

[18] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 64–65.

[19] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 63.

[20] В постановлении Совета Министров СССР от 16 марта 1961 года «Об усилении контроля за выполнением законодательства о храмах» предусматривалось ужесточение налогов на религиозные общины; не только приходские священники, как это было прежде, но и все церковнослужители должны были облагаться налогом по драконовской 19 статье указа Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1943 года «О подоходном налоге с населения». См.: Цыпин Владислав, прот. История Русской Церкви. Кн. 9. 1917–1997. М., 1997. С. 390.

[21] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 61.

[22] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 58–58об.

[23] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 60.

[24] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 34-39.

[25] Мурылев Александр, свящ. Записки об эпохе архиепископа Пимена // Пимен (Хмелевской), архиепископ. Всегда с Богом. Саратов, 2000. С. 16.

[26] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 54–57.

[27] Пимен (Хмелевской), архиеп. Всегда с Богом. Саратов, 2000. С. 100.

[28] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 44.

[29] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 51.

[30] Пимен (Хмелевской), архиеп. Всегда с Богом. Саратов, 2000. С. 102.

[31] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 40.

[32] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 33.

[33] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 42, 42об., 43.

[34] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 41.

[35] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 47-48.

[36] Протоиерей Владимир Агриков является духовником Московской епархии и настоятелем Благовещенской церкви села Тайнинское Мытищинского района. СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 29, 30.

[37] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 49.

[38] Насельник русского Пантелеимонова монастыря на Афоне, Соловецкого монастыря, Фаворской Спасо-Преображенской пустыни Пермской епархии, после пострига был возведен в сан иеродиакона епископом Пермским Палладием (Добронравовым; †1922), впоследствии Саратовским и Царицынским. С 1920 года служил в Харбине в подворье Русской Духовной Миссии в Китае, где был возведен в сан игумена и был насельником Казанского мужского монастыря в Харбине. В 1947 году вернулся в СССР со своим духовным отцом епископом Ювеналием (Килиным; скончался в сане схиархиепископа с именем Иоанн, †1958). С 1948 года в числе братии Троице-Сергиевой Лавры. С 1950 года архимандрит. В 1952 году стал братским духовником Троице-Сергиевой Лавры. С 1961 года — духовник Святейшего Патриарха Алексия I и МДАиС. 4 декабря 1970 года принял схиму с именем Серафим в честь преподобного Серафима Саровского. См.: Просвирнин Анатолий, свящ. Памяти лаврского духовника. К годовщине со дня кончины схиархимандрита Серафима (Семеновых). ЖМП. 1972. № 1. С. 24–27; Харбинский синодик. Челябинск, 2005. С. 40.

[39] Феодорит (Воробьев Федор Иванович, 1900–1973) — архимандрит. Поступил в Троице-Сергиеву Лавру по благословению епископа Афанасия (Сахарова) и прожил в ней 17 лет, был благочинным.

[40] Картина М. В. Нестерова «Страстная седмица» символически изображает духовный поиск русского народа — к Распятому Спасителю с молитвой притекают люди разных сословий русского общества. На полотне изображены представители духовенства, крестьянства, дворянства (в их числе Н. В. Гоголь и Ф. М. Достоевский). Причем пейзаж, использованный в работе,— типично русский, автор писал его недалеко от Сергиева Посада.

[41] Пимен (Хмелевской), архим. Благотворное влияние Лавры Преподобного Сергия на формирование пастырского самосознания у воспитанников духовных школ. Машинопись. Л. 4, 5. Архив А. А. Яковлева.

 

Еще материалы по теме:

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.