+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Иерей Олимп Диаконов
Просмотров: 2960     Комментариев: 0

Иерей Олимп Яковлевич Диаконов Иерей Олимп Яковлевич Диаконов родился в 1867 году в селе Богородском Хвалынского уезда Саратовской губернии. Его отец служил псаломщиком в храме в честь Ахтырской иконы Божией Матери села Спасского (Сукино тож) Вольского уезда Саратовской губернии, дед Иоанн служил причетником в Казанском храме села Улыбовки того же уезда.

Супруга отца Олимпа, Елена Феодоровна, родилась 21 июня 1872 года. В их семье было пятеро детей. Старшие дочери, Варвара (родилась 4 декабря 1890 года) и Мария (родилась 11 июля 1892 года), вышли замуж за священнических сыновей. По меньшей мере двое из троих сыновей батюшки избрали духовную стезю: по данным 1917 года Сергий (родился 30 июня 1903 года) обучался в Саратовском Духовном Училище в III классе, его брат Михаил (родился 31 октября 1905 года) — в Саратовском Духовном Училище. Старший из сыновей, Николай (родился 2 ноября 1901 года), в 1917 году обучался в V классе Саратовской гимназии.

15 июня 1889 года Олимп Яковлевич окончил Саратовскую Духовную Семинарию по II разряду и 20 сентября того же года был рукоположен во диакона к Вознесенской церкви уездного города Кузнецка. Накануне хиротонии, 19 сентября 1889 года, Олимп Диаконов был определен законоучителем церковно-приходской школы при Вознесенской церкви; эту должность он исполнял до окончания служения в Кузнецке.

Общежитие Саратовской духовной семинарии (ныне Саратовский областной музей краеведения). В домовой церкви здесь служил священник Олимп Диаконов11 января 1890 года диакон Олимп был переведен в Саратов на должность эконома Духовной Семинарии. С 10 января 1892 года он состоял заведующим и законоучителем церковно-приходских школ в селе Мордово Камышинского уезда и в селе Бобровке (при деревянной однопрестольной единоверческой церкви во имя св. Ап. и Еванг. Иоанна Богослова) того же уезда. Неделю спустя по переводе в Мордово, 17 января 1892 года, отец Олимп был определен на священническое место к деревянной Христорождественской церкви села Малая Дмитриевка Аткарского уезда, однако после иерейской хиротонии, состоявшейся два дня спустя, все же был определен настоятелем каменной церкви во имя св. вмч. Димитрия Солунского села Мордово. С 30 сентября 1893 года отец Олимп состоял законоучителем еще и в земском училище села Мордово.

2 января 1896 года ему было преподано Преосвященным Николаем (Налимовым; †1914), епископом Саратовским и Царицынским, Архипастырское благословение, 24 января 1899 года награжден набедренником. 27 сентября 1897 года отец Олимп был избран помощником благочинного I округа Камышинского уезда Саратовской епархии.

23 июля 1902 года иерей Олимп был вновь перемещен в Саратов и назначен настоятелем Покровской церкви общежития Саратовской Духовной Семинарии с утверждением в должности его эконома. Нужды родной семинарии не оставляли отца Олимпа безучастными: 2 октября 1901 года он стал пожизненным членом Общества пособия недостаточным ученикам СДС «с правом ношения знака на груди», в том же году награжден денежной наградой «из Захарьинского капитала».

В семинарском храме он прослужил до конца 1905 года. 4 февраля 1903 года был награжден скуфьей. С 4 июля 1905 года по 17 августа 1905 года исполнял должность благочинного домовых церквей г. Саратова. С 12 сентября 1903 года состоял законоучителем в IV мужском приходском училище и с 1907 года по 1912 год в III городском начальном училище.

22 декабря 1905 года отец Олимп был по прошению переведен на место второго священника в Спасо-Преображенскую «на горах» церковь г. Саратова; с 30 декабря 1909 года по 1912 год состоял заведующим и законоучителем в Спасо-Преображенской церковно-приходской школе. 6 мая 1906 года награжден камилавкой, ровно через пять лет, 6 мая 1911 года, ему было преподано благословение Святейшего Правительствующего Синода с грамотой, а еще через три года, 6 мая 1914 года, награжден наперсным крестом.

Крестовоздвиженская (Казачья) церковь СаратоваОтец Олимп привлекался и для исполнения епархиальных послушаний: с 1911 года он состоял членом совета по управлению Саратовской епархиальной богадельней, 16 сентября 1913 года Указом Святейшего Синода № 4829 назначен членом Саратовского епархиального ревизионного комитета. С 17 марта 1913 года состоял окружным города Саратова миссионером, а с 14 октября 1915 года и уездным; также он был членом миссионерского Братства Святого Креста.

17 февраля 1912 года отец Олимп по прошению был перемещен на место третьего священника к каменной трехпрестольной церкви в честь Воздвижения Честнаго Животворящаго Креста Господня, где Господь судил ему прослужить до самой мученической кончины. Проживал он в церковном доме Крестовоздвиженской церкви. С 5 апреля 1912 года новомученик состоял законоучителем местной одноклассной церковно-приходской школы, с 27 ноября 1912 года по январь 1916 года — законоучителем V городского начального училища.

Крестовоздвиженская церковь поддерживалась Саратовским казачьим управлением, из-за чего в народе она называлась еще Казачьей. Саратовские старожилы вспоминали, что в этом приходе было много казаков, зачастую они приходили на службу без формы и молились как обычные прихожане.

3 июля 1912 года отец Олимп был избран председателем общества хоругвеносцев при Кафедральном Александро-Невском соборе. Имел медаль в память императора Александра III, а также Крест и медаль в память 300-летия Царствования Дома Романовых.

Семья Дьяконовых. Мария Олимповна Евтихиева с мужем, Варвара Олимповна, Павел Петрович Фроловы, Олимп Яковлевич, Елене Фёдоровна, Михаил, Сергей, Николай ДьяконовВ 1917 году выплата жалования духовенству от казны прекратилась; в клировой ведомости Казачьей церкви есть лишь отметка: иерей Олимп «кружечного дохода и процентов с причтового капитала получил в 1917 г. 1122 р.»

Летом 1917 года священномучеником Михаилом Платоновым в Саратове было создано общество «За веру и порядок». На следствии по «Делу саратовского духовенства» о. Михаил показал: «Летом 1917 г. мною было основано об-во "За веру и порядок", в которое кроме меня входили исключительно миряне. Цели общества: защита веры путем обращений в соответственные учреждения, устройство школ, взаимное ознакомление с фактами гонения на церковь, молитва и политическая деятельность, которая выразилась единственно в том, что мы выступили на выборах в учредительное собрание со своим списком». Одним из пяти кандидатов в этом списке был священник Олимп Диаконов.

Это свидетельство об идейной близости (и, скорее всего, дружбе) двух будущих новомучеников тем более ценно, что после ареста о. Михаила в 1918 году именно о. Олимп по благословению священномученика Германа, епископа Вольского, был направлен для совершения треб в Свято-Серафимовском приходе. Ему, деятельному миссионеру, были близки цели общества «За веру и порядок» — защита веры и молитва.

О. Олимп ДьяконовОбщими для них оказались и дела милосердия: в 1917 году о. Олимп значится в списке членов Попечительства Серафимо-Алексеевского сиротского детского приюта, фактическим возглавителем которого был о. Михаил.

Совместно с протоиереем Павлом Соколовым священник Олимп Диаконов участвовал в июне 1917 года в освидетельствовании явления чудотворных икон в с. Корнеевке Николаевского уезда Самарской губернии. Отец Олимп и отец Павел опубликовали статью о своем паломничестве и чудесах, свидетелями которых они были, в «Саратовских епархиальных ведомостях»; позднее вышла брошюра «Сказание о явлении чудотворных икон Божией Матери, именуемой Испанской, и великомученика Пантелеимона в селе Корнеевке, Николаевского уезда, Самарской губернии» с их предисловием.

«Саратовское Братство Святого Креста… командировало уездного миссионера свящ. о. Олимпа Диаконова в г. Покровск, Самар. губ., дабы… проверить корреспонденцию. Мы — Соколов и Диаконов — отправились в с. Корнеевку 26 июня и 27 июня провели там…» Описав обстоятельства явления икон, авторы пишут: «Они исключают даже тень сомнения в какой-либо фальши в этом деле со стороны священника или австрийца. И замечательно: ни на пути, ни на месте, при разговорах, об этом чудесном явлении, мы ни от кого не слышали ни насмешки над этим явлением ни сомнения в подлинности его. До такой степени истина его для всех очевидна.

И это объясняется, по нашему мнению, тем, что от икон вскоре же стали получать чудесные исцеления больные неизлечимыми болезнями. Были случаи прозрения слепых, исцелений глухонемых, больных ногами, — совершенно не ходивших или ходивших на костылях, бесноватых или истеричных больных… К нашему приезду местным священником было зарегистрировано 50 случаев особенно выдающихся исцелений, подтвержденных очевидцами-свидетелями. Но дороже всего и важнее для нас было то, чему мы сами были очевидцами и что сами слышали от самих исцеленных». Далее авторы описывают семь случаев исцелений. Второй из них следующий: «Парень лет 17-ти со школьного возраста заболевший и лишившийся владения ногами и семь лет не ходивший, пошел. О. Диаконов присутствовал при его мазании и после помазания взял его за руку и сказал: «пойдём» и парень пошел». В заключении они пишут: «Неудивительно, после этого, что богомольцы и страждущие разными недугами со всех сторон текут к этому новому источнику исцелений, явленному по бесконечному милосердию Божию в утешение верующим в наши поистине ужасные времена».

Семья Дьяконовых.Для самих авторов этого очерка о явлении милости Божией страждущему российскому народу «поистине ужасные времена» обернулись страданиями и мученической смертью от рук богоборцев. Различие было лишь в том, что о. Олимп взошел на свою Голгофу уже через два года после поездки в Корнеевку, а для о. Павла Соколова его крестный путь растянулся на два десятилетия.

30 августа 1917 года из Саратова в Корнеевку отправились уже «7 вагонов паломников, простых и интеллигентных вместе с духовенством». В составе этой паломнической группы были о. Олимп и о. Михаил Платонов.

После ареста в августе 1918 года о. Михаила Платонова о. Олимп неоднократно вызывался в Ревтрибунал для дачи свидетельских показаний по «Делу саратовского духовенства». В конце концов и сам о. Олимп из свидетеля по «делу» своих собратьев и сослужителей превратился в обвиняемого. Это произошло в начале 1919 года.

В следственном деле о. Олимпа отсутствуют сведения о дате его ареста, но, скорее всего, это произошло 1 февраля 1919 года. Он был арестован как значащийся в списке членов Союза Михаила Архангела. Но это была либо просто ошибка, либо плохая информированность «компетентных органов», поскольку о. Олимп состоял до его закрытия в Союзе русского народа; тем не менее, члены обеих патриотических организаций были у «новых хозяев жизни» на подозрении как открытые монархисты. В тот же день состоялся единственный допрос, на котором о. Олимп показал: «Членом организации Союз Архангела Михаила я никогда не был. В союзе Арх[ангела] Михаила я бывал по приглашению — служил молебны. Члены этой организации могут подтвердить, то что я не состоял членом этой организации». Допрошенный в качестве свидетеля председатель Саратовского отделения Союза Михаила Архангела А. С. Гришин, также арестованный чекистами, подтвердил, что священник членом Союза не состоял. После допроса о. Олимп был освобожден под подписку о невыезде.

Тем не менее, 4 февраля 1919 г. Юридический отдел СаргубЧК выносит постановление о присоединении дела о. Олимпа к делу А. С. Гришина. На основании этого постановления дело № 862 о. Олимпа Диаконова было передано в Следственную Комиссию Революционного Трибунала. Дело было направлено т. Хацкелевичу с пометкой «принадежность к черносот[енному] союзу». В результате 15 февраля последовала резолюция «Учредить надзор, послав в милицию копию отношения ВЧК». Но по неизвестным причинам дела не были объединены; вероятно, чекисты, после свидетельства А. С. Гришина о не принадлежности к Союзу о. Олимпа, ограничились надзором: в следственном деле Аверьяна Гришина, хранящемся в архиве УФСБ по Саратовской области, имя священника Олимпа Диаконова даже не упоминается.

25 сентября 1919 года представители партий анархистов и социалистов-революционеров взорвали в Москве дом №18 по Леонтьевскому переулку, где размещался Московский горком РКП(б). Целью террористов был В. И. Ульянов (Ленин), и покушение не удалось совершенно случайно: председатель Совнаркома РСФСР не смог приехать на проходившее собрание партийных работников. При взрыве погибли 12 человек, в числе которых был секретарь МГК Владимир Михайлович Загорский, в 1910 году ведший партийную работу в Саратове. В ответ на это покушение, «согласно резолюций саратовского совета и рабочей беспартийной конференции» 29 сентября 1919 года саратовская «чрезвычайка» постановила «провести красный террор». К расстрелу были приговорены 28 человек, в числе которых были протоиерей Геннадий Махровский и иерей Олимп Диаконов. Все приговоренные были казнены на следующий день, 17(30) сентября 1919 года на окраине саратовского Воскресенского кладбища.

После изучения уголовного дела № 862 из архива Следственного отдела СаргубЧК, хранящегося в фондах ГАСО, Прокуратура Саратовской области 4 ноября 1999 г. постановила: уголовное дело в отношении Дьяконова О. Я. прекратить за отсутствием состава преступления. Священномученик был полностью реабилитирован.

При подготовке материала были использованы:

  1. Клировая ведомость Крестовоздвиженской церкви г. Саратова за 1917 год. // ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 8175. Л. 9об-10, 10об.
  2. Дело по обвинению Дьяконова Олимпа Яковлевича как бывшего члена Союза Михаила Архангела. // ГАСО. Ф. Р-507. Оп. 1. Д. 831. Л. 1а, 1б, 1в, 2об, 4, 5, 6, 6об, 7.
  3. Сказание о явлении чудотворных икон Божией Матери, именуемой Испанской, и великомученика Пантелеимона в селе Корнеевке, Николаевского уезда, Самарской губернии. Саратов: Типография Союза печатного дела, 1917.
  4. ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 4158. Л. 1, 3, 5.
  5. ГАСО. Ф. Р-507. Оп. 1. Д. 253. Л. 57-58.
  6. ГАСО. Ф. Р-507. Оп. 1. Д. 255. Л. 89, 123об.-124, 193, 255, 207, 207об.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.