+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
«Другого пути не представляю…»
Просмотров: 892     Комментариев: 1

В декабре 2020 года Свято-Троицкий кафедральный собор Саратова стал Архиерейским подворьем, а его настоятелем был назначен прибывший вместе с командой владыки из Вологды священник Александр Бородовицын. С ним мы и предлагаем познакомиться сегодня нашим читателям.

– Отец Александр, Вы недавно стали настоятелем главного собора нашего города, а до этого несколько месяцев были его ключарем. Прихожан, конечно же, очень интересует, что за человек возглавил приход. Расскажите немного о себе.

– Мне 33 года. Родился в селе Барснево Рязанской области в семье священника. Мне известно, что по отцовской линии в семье священнослужителей не было, но вот ктиторов было очень много – людей, которые строили храмы.

– Решение стать священником было для Вас естественным? Это было понятно с раннего детства?

– Это решение далось мне непросто. Ну, неоднозначно, скажем. Когда я был маленьким, мне хотелось быть священником в подражание отцу. Каждый ребенок подражает отцу в любом деле. Отец служил, и я дома постоянно играл в то, что видел в храме. Надевал на себя плащ и «служил»…

Когда рождаешься в семье священника, то вера приходит как нечто само собой разумеющееся. Для меня храм, Таинства, иконы – всё было от рождения. Крещен в младенчестве, меня регулярно причащали, мы всей нашей большой семьей ходили в храм, жили жизнью Церкви. Дети сами соблюдали все посты, нас родители не принуждали к этому. Мы всё делали в подражание родителям. Сейчас я смотрю на племянников и вижу это чистое отношение ребенка к Богу. Оно пока ничем не испорчено. Так же и у меня было… В дальнейшем, когда я стал взрослеть, пошел в школу, начались первые сложности – сверстникам было трудно принять то, что я – сын священника. Первые сомнения также возникали в подростковом возрасте, когда я начал осмысливать себя, жизнь. И, соответственно, Бог подвергся естественной критике. Мое познание Бога росло вместе со мной. Когда я испытал травлю сверстниками, это пошатнуло меня внутренне. С одной стороны пошатнуло, с другой – сделало сильнее. Многие дети священников через это проходят.

– В чем выражалась травля?

– «Ты – сын священника», дразнили, не принимали, я жил отдельно от всех. Я не сломался в школьной системе, а стал более принципиальным в жизни. Не боялся конфликтов, при этом не шел на поводу у ребят. Я мягкий человек, но от принципов отступать не собираюсь.

– Вы выросли в многодетной семье?

– Да, у моих родителей четверо детей. У меня есть старшая сестра, младшие сестра и брат.

– Они все «матушки» и «батюшки»?

– Да, кроме младшего брата – он иподиакон.

– Чем занимается Ваша мама?

– Воспитанием детей. Она регент-псаломщик, помогает моему отцу –протоиерею Виктору. Они познакомились, а затем повенчались, когда вместе учились в Московской духовной семинарии. Мама родом из г. Армавир (Краснодарский край), отец – с юга Воронежской области. После окончания семинарии отца назначили служить в Рязанскую область.

Детство мое пришлось на непростые 90-е гг. В нашей деревне жизнь останавливалась, превращалась в этакое «болото». В 90-е гг. серьезно заболел отец, всем приходилось очень тяжело, так как семья осталась практически без средств к существованию. Помогали прихожане – собирали деньги на операцию и т.д.. Тяжелые переживания  сплотили нашу семью. У нас внутри семьи очень теплые, близкие отношения.

– Вы поступили в духовную семинарию после школы? Сомнений не было?

– Да, я поступил после школы. Были сомнения, я пытался поступать в университет.

– На какой факультет?

– Физико-математический. И не поступил, хотя был неплохо подготовлен. Воспринял это как знак.  Не представляю, что пошел бы другим путем.

Рязанская духовная семинария– Где вы познакомились с владыкой Игнатием?

– В Рязанской семинарии, он там был первым проректором. Он  познакомил меня с книгами митрополита Антония Сурожского, личность которого во многом сформировала меня.

– Как протекала Ваша семинарская жизнь?

– Поначалу было непросто привыкнуть к системе, в которой много ограничений. Но я с огромной благодарностью вспоминаю студенческие годы.

– Через сколько лет после окончания семинарии Вы рукоположились?

– Через 6–7 лет. На последних курсах я начал работать. Сначала помощником проректора по воспитательной работе, потом – старшим помощником проректора, а потом год работал проректором по воспитательной работе. В 2016 г. женился. Сейчас заочно учусь в Петербургской духовной академии.

– Когда была Ваша хиротония?

– Меня рукоположили в сан диакона 21 сентября 2016 г., а 25 сентября 2016 г. – в сан иерея. Хиротония в сан священника для меня очень памятный день. Меня рукоположили в древнем Софийско-Успенском соборе г. Вологды, построенном еще при Иоанне Грозном, вокруг престола меня водил мой отец – протоиерей Виктор Бородовицын. Когда надели мне епитрахиль, я почувствовал некий груз, ответственность за предстоящее служение. На служение назначен был в храм Покрова Пресвятой Богородицы г. Вологды. Затем служил в кафедральном соборе г. Вологды. Потом был переведен настоятелем в г. Сокол Вологодской области в храм во имя Иоанна Кронштадтского, где прослужил девять месяцев. Служение клирика и настоятеля очень сильно отличаются, это небо и земля. Когда ты настоятель – это совсем другая ответственность, ты живешь жизнью общины, качественно меняешься через людей. Будучи настоятелем,  я понял, что такое приход как одна семья.

Вы, может быть, слышали, что есть такое понятие – «Иоанновская семья». Наш храм Иоанна Кронштадтского в Вологде тоже член этой большой семьи. Все встречи прихожан разных церковных приходов проходят  в Санкт-Петербурге. В эту семью входит множество храмов во имя Иоанна Кронштадтского из разных городов. Это очень впечатляет, укрепляет в вере.

– Как произошло первое знакомство с нашим Троицким собором?

– Я пришел в собор в трудные времена карантина, когда людей на службы ходит немного. Общину, которая есть в соборе, я еще не узнал, но уже понял, что здесь южный темперамент у людей. На Севере люди более спокойные, закрытые. Здесь я новый человек, предвижу много трудностей, но настрой у меня боевой. Кстати, когда я въехал на территорию Саратовской области и увидел пирамидальные тополя, – почувствовал себя дома, ведь все каникулы в детстве я проводил у бабушек и дедушек на юге России…

Сам Саратов, как я уже понял, очень разный, контрастный. Троицкий собор очень красивый, величественный. Видно, что в него вложено много любви и труда.

– Есть ли какие-то размышления о том, как продолжать эти труды?

– Когда я познакомился со своим предшественником – о. Николаем Генсицким, то понял – на сохранение собора, его приходской жизни он положил всего себя.

Сейчас огромные сложности привнес карантин, за это время люди изменятся, и уже изменились. То, что раньше работало легко, потом необходимо будет восстанавливать, прикладывая немалые усилия. Карантин – это огромное испытание для Церкви. Но всегда были трудные времена, и мы живем не в самый тяжелый исторический период. Христова Церковь наш ковчег спасения, главное – во всем положиться на волю Бога, стараться жить по Его законам.

«Троицкий листок»

Комментарии:

02.02.2021 10:12:34  Слава Богу за всё!

Помогай, Господь! Всё будет хорошо!

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.
Материалы по теме

Ирина Анатольевна Ильина, искусствовед, зав. сектором церковного искусства СГХМ им. А.Н. Радищева – автор цикла статей, посвященных росписям Свято-Троицкого собора. Сегодняшняя статья знакомит наших читателей с росписями нижнего, Успенского, храма

Просмотров: 1802
Комментариев: 0