+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Пойти по водам
Просмотров: 1977     Комментариев: 0

О доверии Богу и другом человеке

Поверить в то, что Бог есть, не сложно. Гораздо сложнее поверить, причем не умом лишь, но и сердцем, что Бог — благ. Бывают такие обстоятельства, при которых человек, даже укорененный в церковной жизни, может в этой абсолютной благости усомниться. Он будет читать Евангелие, святоотеческие творения, но ему будет казаться, что лично к его жизни все написанное не имеет никакого реального отношения. И даже поняв, что написанное — правильно, что надо смириться перед волей Божией, надо довериться Его Промыслу, содействующему каждому во благо, он не сможет поверить, что какое-то благо вообще возможно во всем ужасе сложившейся ситуации… Подобное настроение сердца и ума может не только загнать в тупик, но и привести к безверию. Однако Бог действительно благ, поэтому Он дает нам друг друга, чтобы живым примером веры спасать наши сердца от опустошения.

Вслед Петру

По Своем Воскресении Хрис­тос произносит перед учениками слова, которые стали судьбой всей Церкви: блаженны невидевшие и уверовавшие (Ин. 20, 29). Невидевшие — это все мы. Но как порой сложно быть наследниками этого блаженства! Вера человеком обретается как некий дар свыше. Не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах,— обращается Христос к Своему ученику Петру, когда тот исповедует Его Сыном Божиим (см.: Мф. 16, 17). Мы иногда удивляемся, что бываем не в силах так рассказать о вере, чтобы те, кто слышит наши слова, тоже уверовали. Но стоит ли смущаться, ведь ни словам, ни делам Самого Спасителя, когда Он ходил среди людей, многие не верили. Видимо, должно быть в человеке, слышащем слово, что-то такое, за что это слово может зацепиться, а точнее, зацепить — какую-то тонкую струнку, натянутую до предела ожиданием или поиском ответа.

Однако вера — это не только признание, что Бог реально существует, но и полное доверие Ему. Апостол Петр, ступив на воду, вдруг испугался и перестал верить не в Самого Христа, а в то, что Божественной силы и благодати Христовой хватит, чтобы его, Петра, удержать на водной глади. Уже успев почувствовать твердость своего шага по поверхности воды, как по суше, он внезапно вспомнил о глубине под собой, о законе естества и немощи собственных сил, но при этом забыл, в Чьи руки хотел себя отдать, сам этот жест «отдавания» в себе пресек, и тут же стал тонуть. Как часто мы совершаем ту же ошибку! Тебе говорят: «Все будет хорошо, Господь не оставит, Господь все управит», а ты не веришь, хотя сам в своей жизни уже миллион раз убеждался в справедливости этих слов. И как только человек допускает в себе это сомнение, сразу начинает делать неверные шаги, еще больше все усложнять и запутывать, начинает унывать и утопать подобно Петру.

Доверие требует от нас внутреннего напряжения, а подчас и очень тяжелого душевного труда. Решиться на этот труд нам мешает, пожалуй, самое очевидное и самое сложное, что есть в отношениях человека и Бога, обо что человек все время претыкается на пути к своему Спасителю,— это самость. Она ставит препятствия со всех сторон, она бесконечно возводит стены, мешающие видеть Христа и идти к Нему, она смыкает эти стены над головой, выстраивает из них лабиринты, образует ловушки и тупики. И самое страшное: даже поняв, что оказался в тупике, ты не спешишь себе в этом признаться, пытаешься себя убедить, что тупик всего лишь иллюзия. Ясность приходит, как правило, на самом краю гибели. И тогда ты, как и апостол Петр, начинаешь взывать из бездны, готовой тебя поглотить: «Господи, спаси меня, я утопаю!». И для того, чтобы ухватиться за давно уже протянутую Спасителем руку, чтобы из своего тупика выбраться, иногда приходится разбиваться в кровь об этот каскад стен, возведенных своим самолюбием.

Чудо и тайна

Исходя из собственного опыта, скажу, что когда кто-то говорит о таком вышеописанном труде, о том, что надо, невзирая на боль и страх, свое малое отдать и позволить Господу подарить тебе Его великое, самое нужное и самое лучшее для тебя,— тогда-то ты и получаешь возможность проверить свою веру. «Я так не могу»,— обмирает сердце, и ты чувствуешь, как подступает темнота и пустота, потому что в этом «не могу» — твой собственный отказ от Бога, потому что «не могу» в данном случае равняется «не хочу» или «не люблю». И даже видя перед собой пример твердого упования на Господа тех, кто объективно в еще худшем положении, чем ты сам, твердишь это сокрушительное «не могу». И ты спрашиваешь себя: «А почему же я не верю, не нахожу в себе отваги отдать свое малое и полностью довериться деснице Божией?! А была ли у меня вообще когда-нибудь вера?!».

Наверное, мало просто быть свидетелем чьей-то веры и даже счастья, которое человек обретает, полностью доверившись Богу, мало услышать от такого человека, как он нашел в себе силы это доверие стяжать, потому что не от всякого ты это примешь. Мне думается, что Господь избирает иногда кого-то одного-единственного, чтобы через него прикоснуться к твоему сердцу. И пусть даже слова, которые этот избранный скажет, ты уже много раз слышал, но только в его устах они будут для тебя по-настоящему живительны. Это чудо и тайна Промысла Божия. Повезло, если таким человеком является священник, у которого ты исповедуешься. Он знает твою жизнь со всеми ее сложностями и перипетиями, знает твои грехи и страсти, он сострадает и искренне переживает за тебя и в ответ на все твои вопли о «не могу» терпеливо повторяет, что надо, что иначе ничего не получится, ибо нет иной возможности отдать Господу свое сердце. И вдруг происходит это самое настоящее чудо: на исповеди, где невидимо присутствует Сам Бог, или даже в простой искренней беседе твоя душа будто улавливает поток Божественного света, и сердечный спазм «не могу, не верю, не люблю» начинает ослабевать или проходит совсем… Ты чувствуешь: довериться не только возможно, но и воистину радостно. Именно через необходимость доверия мы оказываемся способны откликнуться на любовь Божию и сами учимся любить.

У древних египтян, не имевших букв, для каждого понятия были свои значки, иероглифы. Для обозначения чего-то невозможного и чудесного изображался человечек, идущий по воде. Обретение доверия Богу — настоящее чудо, но это — путь по воде…

Фото из открытых Интернет-источников

Газета "Православная вера", № 8 (484), апрель, 2013 г.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.