+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
...И жизнь приобрела новое измерение
Просмотров: 694     Комментариев: 0

С насельником Спасо-Преображенского монастыря иеромонахом Харалампием (Ляшеком) беседует Елена Гаазе.

— Отец Харалампий, расскажите, пожалуйста, о себе. Вы саратовец?

— В Саратов наша семья переехала в 1999 году из Казахстана, из города Уральска. Мне было тогда девять лет. Закончил здесь школу, Аграрный университет, семинарию.

— Вы с самого детства воцерковлены?

— С Церковью я познакомился, будучи уже студентом. Однажды по просьбе родителей я повел младшую сестру в воскресную школу Серафимовского храма — это стало для меня первым Божиим призывом.

Общение с детьми и учителями воскресной школы произвело на меня сильное впечатление: я был удивлен их добротой и чистотой. До сих пор вспоминаю с теплотой и благодарностью отца Александра Домовитова, который в то время вел Закон Божий, директора и преподавателя воскресной школы Марину Александровну Шилову, которая и сейчас продолжает руководить школой.

После знакомства с новыми и такими необычными для меня людьми я с интересом сам стал посещать старшую группу воскресной школы, а в храм на службы пока еще не ходил. Вскоре мои новые знакомые предложили пойти вместе с ними крестным ходом в Вавилов Дол. Это было в 2009 году. Я пошел, можно сказать, из спортивного интереса, как в поход. Интерес к походам у меня был и раньше, но не было удобной возможности отправиться куда-нибудь. А тут представился случай такого «приключения» в хорошей компании... В итоге этот крестный ход сыграл решающую роль в моем обращении к Богу. Оторванность от суеты, постоянная молитва в течение всех трех недель, пока мы шли. Можно сказать, что я встретился с Ним на пути в Вавилов Дол. Там я впервые осознанно исповедался, причастился. До этого от церковных служб главным впечатлением было: спина болит, стоять тяжело, что поется, читается – ничего разобрать не мог... А в крестном ходе богослужение воспринималось совсем по-другому, особенно когда службы проходили в храме-палатке: все хорошо слышно, понятно. Наравне со всеми вместе с нами шел священник, с которым я при каждом удобном случае беседовал. Ночевал я в одной палатке с семинаристом, который помогал мне разбираться с возникавшими вопросами. Так что через эти беседы о вере, о Боге для меня открывался новый, неведомый ранее мир. Из крестного хода я вернулся уже другим человеком.

— Близкие заметили перемену, произошедшую с Вами?

— Конечно! Я испытал то, что принято называть призывающей благодатью. Я как на крыльях летал, жизнь обрела новые грани, новое измерение. Не заметить этого было невозможно... Во время крестного хода одна из женщин как-то, всплеснув руками, сказала мне: «Вот, Господь сподобит, после крестного хода тебя в алтарь возьмут!». Я еще тогда ей ответил: «А что я там буду делать?». Даже не представлял, что это такое. А так и вышло. В конце лета настоятель Серафимовского храма отец Евфимий (Митрюков) пригласил меня помогать в алтаре. Я сблизился с отцом Евфимием, который стал моим наставником до самого монашеского пострига.

После окончания Аграрного университета я поступил в семинарию. Во все время учебы — с первого курса до самого выпуска — я был иподиаконом у Митрополита Лонгина. Это ответственное послушание было для меня полезной школой, я благодарен Владыке за доверие ко мне.

— Как пришло решение стать монахом?

— Пока семинарист учится, ему необходимо решить нелегкий вопрос о выборе дальнейшего пути. При размышлении об этом у него возникают различные мысли и сомнения. На этот счет есть такая шутливая история о том, как молодой человек пришел к старцу и стал вопрошать, как ему лучше поступить, чтобы потом не разочароваться: принять монашество или жениться? На что старец ему ответил: «Смотри сам, что тебе ближе. Но знай: что бы ты ни выбрал, все равно потом пожалеешь!» Трудности и искушения есть на каждом пути, и человек с ними неизбежно встречается. В свое время меня очень впечатлили слова святителя Василия Великого о том, что монашество и супружеская жизнь с духовной стороны равнозначны, но, добавляет он, только в том случае, если жена сможет дать то же, что и Бог.

Никаких явных указаний на то, что мне предназначено быть монахом, не было. Я мог выбрать и другой путь. Но, как говорил мне отец Евфимий, вся ценность монашества в том, что эта жертва добровольная.

Во время учебы в семинарии сильное впечатление на меня произвела книга святителя Игнатия (Брянчанинова) «Отечник», которая представляет собой собрание житий и поучений монахов-подвижников первых веков христианства. Также, будучи семинаристом, по Божией милости, я побывал на Валааме и на Афоне. Там я познакомился с бытом иноков, хотя пообщаться с самими монахами не пришлось. Но и то, что я там увидел и с чем соприкоснулся, также повлияло на мое решение стать монахом. Вспоминая о вышеупомянутой шуточной истории о выборе жизненного пути, хочу сказать, что о своем выборе я ни разу не пожалел.

— Когда случился Ваш постриг?

— В Великую Среду на Страстной седмице в 2016 году, здесь, в Спасо-Преображенском монастыре.

— Родители не отговаривали Вас от монашества?

— Они отнеслись с пониманием и уважением к моему решению, хотя, конечно, определенного рода потрясение испытали. Естественно, каждые родители мечтают о том, чтобы в преклонных летах быть в окружении детей и внуков. Не исключением были и мои родители. И все-таки они благословили меня.

— Они воцерковлены? 

— Да, отец даже работает при храме по хозяйственной части. Их воцерковление связано с рождением моей младшей сестры Маши. У нее были некоторые проблемы со здоровьем. И вот так Господь управил, что через поиски решения проблем с сестрой родители постепенно пришли к вере. Да и я ведь тоже благодаря ей пришел в Церковь. Так что спасибо Маше, которая, кстати, сейчас учится в старших классах школы, поет на клиросе в родном Серафимовском храме.

— Наверняка Вы много читали. Какие книги наиболее сильно повлияли на Вас?

— В детстве я читал, в основном, приключенческую литературу. Любил «Робинзона Крузо», рассказы Джека Лондона. А вот русской классикой не увлекался, о чем сейчас жалею. В семинарии делал упор на чтение Священного Писания, творений святых отцов и необходимого материала по учебным предметам. С интересом читал жития святых.

— Возникали ли во время чтения житий примерно такие вот мысли: «Неужели все так и было? Может, это легенды какие-то?»

— Сомнения, конечно, бывали. Но меня обычно, укрепляла мысль о том, что среди святых подвижников были ведь и те, которые жили сравнительно недавно, о них много и достоверно известно.

— Конечно, Вы еще совсем молоды, но у Вас, наверняка, есть свое мнение о том, кому проще спасаться — монаху или мирянину?

— Каждый путь имеет свои трудности. Если говорить про мирянина, то в наши дни в нашей стране, как мне кажется, создание православной семьи является особо трудным делом. Тяжелым крестом ложится на родителей ответственность за воспитание детей, когда и в школе, и на улице, и с различных экранов на ребенка оказывает влияние безбожная культура. Самим взрослым очень сложно жить по-евангельски в современном мире с его прагматичностью, агрессией, необходимостью идти на какие-то неизбежные компромиссы, тем более сложно воспитать детей настоящими христианами.

Монах же несет ответственность только за себя и свою жизнь всецело доверяет Богу, живет в послушании духовнику. Монах постоянно участвует в богослужении, имеет возможность часто исповедоваться и причащаться, молиться в уединении. Уклад монастырской жизни способствует внутренней собранности, молитве, богомыслию, то есть направлен как раз на то, чтобы помочь человеку в деле спасения. Поэтому, думаю, что спасаться проще все-таки монаху.

— Что же самое главное? Что объединяет всех христиан в деле спасения души?

— Отношения с Богом — вот ключевой момент жизни и в миру, и в монастыре, камень преткновения и соблазнов, как сказал Господь. У каждого христианина всегда есть такое искушение, соблазн: при соблюдении внешних форм благочестия оставить главное: покаяние, внутреннюю борьбу со страстями. Именно борьба за чистоту сердца ради Христа объединяет всех христиан. Казалось бы, ну что сложного в заповедях? Люби всех, не осуждай, не гневайся... Ну что сложного? Бери и люби, не осуждай, не гневайся. А ты попробуй! Невозможно быть христианином без решимости быть верным Богу, доверия Ему во всех обстоятельствах, а это очень не просто, на самом деле.

— Случались в Вашей жизни чудеса?

— Каждый человек по-своему относится к чудесам. Кто-то склонен видеть их на каждом шагу, для кого-то чудеса — это просто счастливые совпадения и случайности. А кто-то относится к ним очень просто: Бог есть, Он постоянно совершает чудеса, они происходят с нами постоянно, и не стоит их специально искать. А я так скажу: самое главное чудо в жизни каждого христианина — это его встреча с Богом. И этого достаточно.

«Преображенский листок»

[Беседовала Елена Гаазе]

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.